Надежда Бесфамильная. В Большой без билета.. Часть шестая.
04.12.2011, 14:19




   Вдоволь нагулявшись по подземельям театра, давайте вернёмся всё к той же задней  входной двери и задержимся на арьерсцене.
Она теперь огромная, имеет тот же размер, что и основная сцена (22 х 21 м). Почему  это так?

Потому что здесь на передвижных сценических фурах, фуре поворотного круга или балетном пандусе (в размер) сцены, монтируются декорации к спектаклю, а потом вся эта инсталляция выкатывается  на сцену и на ней играется спектакль или очередное его действие.

Для монтажа декораций на арьерсцене имеются свои штанкеты и другие вспомогательные приспособления. Да! Пока мы не удалились от северного фасада:  огромный, зияющий пустотой арьерсцены, монтажный проём в стене уже закрыли, и северный фасад по своей архитектуре и отделке органично вписался в общую стилистику комплекса ГАБТ, хотя по современному остеклению видно, что это – новая часть театра. И когда-нибудь через сто или больше лет – ближе к очередной реконструкции, о ней скажут, что северный фасад театра в современном своём виде появился в ходе реконструкции 2005 – 2011 годов...

Здесь, в этой стене, имеются огромные ворота  для приёма декораций.  Декорации в театр привозятся в специальных театральных контейнерах длиной 12 метров. Для  их перегрузки  по северной стене смонтирована перегрузочная платформа, механизмы которой на манер вилочного захвата забирают контейнер с грузовика, устанавливают его на платформу, а дальше подъемник опускает его на один из двух подземных этажей для хранения декораций. Эти этажи устроены по типу открытых гаражных боксов, в которые помещаются контейнеры с объёмными декорациями, дожидающимися своего часа.  Кроме того, в подземном  пространстве, расположенном за пределами здания ГАБТ, как раз в переулке между северным фасадом театра и Домом Хомякова, оборудован новый склад объёмных декораций. Настанет час, и декорации перевезут на переднюю грузовую площадку, чтобы поднять на сцену  для использования в спектакле. Эта площадка вместе с воротами арьерсцены отделяет арьер от основной игровой сцены. Кстати, вот что здесь сейчас  происходит: сегодня, 7 сентября 2011 года здесь  монтируется балет «Спящая красавица»,  после чего начнутся первые репетиции на отреставрированной сцене!  Поэтому обогнём сцену со стороны и встанем где-нибудь в углу, справа от занавеса, рядом с винтовой лестницей, ведущей на рабочие галереи.  Отсюда хорошо видна вся сцена. И уже сейчас возникает ощущение сказки: мрамор и позолота бутафорских колонн, потолочных фризов, предметов интерьера – ещё разрозненные, но уже частично подвешенные к штанкетам... И кажется, сейчас зазвучит «Вальс цветов» и на сцене появятся танцовщицы.


Кстати, не удивляйтесь, что на сцене царит полумрак. Это нормально для театра: все стены , полы, а также металлические конструкции сценического пространства  принято окрашивать в чёрный цвет. Кулисы (технические, не декорационные) – тоже чёрного цвета.  Такая чёрная оптика помогает исключить «бликование»  на сцене от ярких посторонних предметов и поверхностей, и даже если в силу каких-либо исключительных причин взгляд зрителя попадёт за кулисы, то там ничего лишнего, кроме темноты, зритель не увидит.

Но мы отвлеклись... Сразу же после передней грузовой площадки следуют два подземных сейфа мягких, скатанных в рулоны декораций.  Они представляют собой огромные металлические стеллажи, расположенные под сценой и при необходимости выдвигающиеся  наверх, чтобы из них можно было взять нужные декорации.  Над ними – штанкеты, а ещё чуть выше – звонница. Тридцать пять исторических колоколов – от мала до велика – подвешены в пространстве специальной мощной металлической фермы. Время от времени раздается звучание колокола – пробуют звук...

После переднего грузового подъемника и сейфов мягких декораций, образующих, кстати, одну плоскость с арьерсценой и сценой, в сторону зрительного зала  следует 7 площадок основной сцены.


Сценические площадки двухэтажные. Размер каждой площадки 22 х 3 м, и вместе они образуют поверхность сцены 22 х 21 м. Глубина площадок 9 метров. И в нижнем уровне площадки имеют такой же сценический пол, что и наверху. Площадки могут подниматься по направляющим стойкам на 8 метров, и тогда нижний их уровень поднимается на уровень сцены.  Такое уникальное решение, не имеющее аналогий в мире, было разработано специально для Большого театра. Смысл этой задумки в том, что *при достаточно больших для времен строительства театра в  19 в. размерах* вспомогательных площадей в зоне сцены театру катастрофически не хватало.  А для репертуарного театра, в котором каждый спектакль имеет многочисленные объёмные декорации, часто собираемые и разбираемые, такие площади нужны позарез.  Вникаете? Двухэтажная сцена означает увеличение площади в два раза! Плюс расширенное в ходе реконструкции  пространство арьерсцены – параллельно можно монтировать-демонтировать  не один спектакль, да и с декорациями приезжающих на гастроли театров теперь всё становится намного проще! А ещё можно во время спектакля поднять нижнюю  платформу  одной из площадок в уровень  сцены и на ней появится новая перемена.  (Перемена –  так в театре называют комплекс декораций к определённым картинам спектакля). Пол нижнего уровня сценических площадок выполнен из той же древесины, что и пол верхних площадок.


Но вернёмся к сценическим площадкам: они могут подниматься и опускаться на заданный уровень совместно или по отдельности, образуя ступеньки,  выставляться под наклоном. На них могут выкатываться сценические фуры  и балетный пол, поворотный круг  (вращающася сцена) - в зависимости от постановки и режиссёрского замысла. В полу сценических площадок имеются многочисленные, спрятанные от зрительского глаза, крышки люков провала. Люки провала – это конструкции наподобие лифтового подъемника, с помощью которого  на сцене из ниоткуда появляются артисты или отдельные предметы бутафории, а потом исчезают в неизвестность.  Кстати, у них очень стильное дизайнерское решение – стекло и белый металл, хайтек – такой люк провала и зрителю показать не грех....


Над площадками  – огромное количество штанкетов, 5 передвижных софитных мостов с осветительным оборудованием, полётные устройства для артистов. По бокам сцена  дополняется боковыми наклонными площадками, увеличивающими её площадь ещё более...

И софитные башни по каждой стороне, панорамные подъёмы, пролётные кулисы, хойсты для дополнительного осветительного оборудования.

И завершающая, вернее, начальная, передняя часть сцены – портал и авансцена.

Портальный мост и портальные боковые башни тоже начинены осветительным оборудованием , что в сумме обеспечивает огромный арсенал светотехники, способный превратить любое действо на сцене в феерию света.  Кстати, портальный софитный мост может опускаться,  а портальные башни, расположенные слева и справа от портала, могут сдвигаться, уменьшая проём портала (представьте себе сходящуюся диафрагму в объективе фотоаппарата)
Проём сцены, забранный в такое паспарту (да, в театре этот термин тоже употребляется!) уменьшается – значит,  такова режиссёрская задумка. Чем-то он Вас хочет удивить…

И авансцена.

И оркестровая яма, с такими же подвижными площадками, как на сцене.

А дальше – зал. Каждый человек хотя бы один раз в жизни, хотя бы с экрана телевизора или в кино видел зрительный зал Большого театра. Поэтому  мы останемся по другую сторону кулис  и отправимся по правой винтовой лестнице наверх – до самой крыши, переходя от уровня к уровню на рабочие галереи, галереи с  технологическим и элеткропитающим оборудованием.  Давайте передохнём на одной из самых больших боковых рабочих галерей. Отсюда операторам, отрабатывающим спектакль, лучше всего видна сцена и всё, на ней происходящее. Поэтому здесь находятся пульты управления всеми перемещениями сценических механизмов.  Отсюда можно хорошо рассмотреть всю верхнюю механизацию сцены, колокола и.... всё мышиное войско из балета «Щелкунчик»! А ещё отсюда хорошо виден орган, расположенный в этом же уровне на противоположной стороне сцены. Орган новенький, с иголочки, лишь недавно приехал из Западной Европы в Большой театр.


Отдышались? Пошли дальше! 11 наземных уровней. 11 этажей вверх по лестнице.  Но, прежде чем попасть на колосники, задержимся на одной из рабочих галерей, откуда хорошо видно звонницу Большого театра. Но звонница достойна отдельно рассказа, а сейчас - театральная байка.  Сколько ходит их среди артистов!



Оперная дива


Ооооо… Этот голос помню я…

Чудеcная колоратура!
Партер вибрировал три дня,
Звенела люстра фурнитурой,

Гремел овациями зал,

Кричали "браво", что есть силы,
... Но люк провала заедал,
Когда она в него входила.

Трещала  талия по швам,

Рвалась шнуровка на корсете:
Из оперных милейших дам
Была первейшею на свете!

Болела – всем бы так болеть,

А умирала как похоже
И призывала страстно смерть,
На кружевах постели лёжа!

Крестился истово помреж,

В кулисах ждал наряд из Скорой,
Линял румянец в сизый беж
Под недобритостью суфлёра,

Когда на сцепке «карабин»

К воротам рая отправлялась,
Взвывал партер в восторге «блииииииин»!
Триумфом опера венчалась! 

P.S.

За идею байки моя благодарность одной драматической актрисе (N) и стихирянину Марку Давиденко, из давней экспромтной переклички с которым она и выросла в этот шуточный стих.

Продолжение

http://diligans.ucoz.ru/load/nadezhda_besfamilnaja_v_bolshoj_bez_bileta_chast_sedmaja/2-1-0-280


© Copyright: Надежда Бесфамильная, 2011

Категория: Проза | Добавил: diligans
Просмотров: 613 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]