Надежда Бесфамильная. В Большой без билета.. Часть седьмая.
04.12.2011, 14:23






Звоннице Большого театра и её первому звонарю Алексею Кусакину


И будет белый свет расколот пополам,

Когда багровых зорь бесовская порфира
Завяжет рты твоим святым колоколам,
Без веры и Христа пустив сердца по миру.

Лишь крики воронья разносятся окрест,

Где пел когда-то храм пасхальным перезвоном,
Колоколам  вослед  летит на землю крест,
Прими в себя, земля, последние их стоны.

Поплачь, звонарь - без слёз такое не снести,

Отправь, звонарь, по ним безмолвную молитву,
И крест нательный спрячь. И слёзы спрячь в горсти.
Иди, звонарь, иди, на праведную битву.

Спаси их от печи, найди им новый кров,

И возвратится пусть добром тебе по вере,
Звони же в тридцать пять  своих колоколов -
Как смел  их стройный хор и как же беспримерен!

Приют их  новый -  храм для просветленья лиц,

Здесь  тьму и зло в леса сведёт  Иван Сусанин.
Под звон колоколов, Россия, распрямись,
Пусть  вера  жить в тебе вовек не перестанет!

***********

Это в знаменитой пушкинской сказке  богатырей тридцать три. А здесь их все тридцать пять! Вот они: их силуэты достаточно хорошо просматриваются отсюда – с одной из боковых рабочих галерей, расположенной в одном уровне с фермами звонницы. Жаль, что здесь, в полумраке надсофитного пространства сцены не видно ажурную вязь старославянских надписей, лик Богоматери, двуглавых орлов, украшающих колокола. Но перед тем как быть поднятыми вверх, на своё законное место,  наиболее крупные колокола некоторое время стояли по правому фасаду здания театра, рядом с башенным краном, где их можно было рассмотреть в деталях, потрогать холодную гладь металла...

История  звонницы Большого театра берёт своё начало в 20-х годах прошлого столетия. В атеистическим запале советская власть принялась беспощадно расправляться со всеми колоколами в стране. Их пускали на переплавку для производства тракторов и запасных частей к ним. Чтобы сохранить хоть какое-то количество уникальных музыкальных инструментов и одновременно произведений литейного искусства, руководство Большого театра решило создать собственную звонницу. В исторических спектаклях должен звучать настоящий колокол! С такой аргументацией театру удалось убедить партийную верхушку страны в целесообразности этого намерения. 


Колокола для звонницы театра подбирал известный московский звонарь Алексей Кусакин, долгое время остававшийся единственным звонарём Большого театра. 

Самому старому колоколу в звоннице Большого театра более трёхсот лет. Он отлит в 1678 году.  Шапки колоколов, отлитых позже – в конце 19, начале 20-го века, украшают двуглавые орлы герба Российской империи. Лишь немногие колокололитейние заводы того времени были наделены правом отливать на колоколах изображение герба Российской Империи, среди них – ярославский завод Товарищества «П.Я. Оловянишникова Сыновья» и завод П.И. Финляндского.

Различные по диаметру (от 21 сантиметра до 2,3 метра), высоте (от 27 сантиметров до 2,5 метра), весу (от 8,73 килограмма до 6,4 тонны) и, соответственно, по тональности,  колокола составили прекрасную многозвучную звонницу, которая  в операх исторического репертуара – «Борис Годунов», «Иван Сусанин» мощно дополняла  и будет впредь дополнять звучание оркестра.


Колокола одновременно с театром подверглись реставрации, для чего были сняты и отправлены в реставрационные мастерские.  Там же, на месте, и были сделаны все промеры. Сколы и трещины, имевшиеся в некоторых колоколах, насколько это было возможно сделать, устранили, там, где это было невозможно – законсервировали, снаружи нанесли уникальное патинирующее покрытие. После того, как в зоне арьерсцены под крышей были смонтированы новые металлические фермы для размещения колоколов, а также новые элементы их подвеса, их по очереди осенью 2010 г. подъемным краном через крышу занесли наверх и подвесили в проектное положение. Кстати, описанные выше работы (за исключением реставрационных), начиная с проектирования и изготовления ферм, и кончая подвеской колоколов,  выполнялись силами немецкого партнёра по реконструкции, поскольку эти фермы стали частью общей стропильной  несущей конструкции, на которой смонтирована вся верхняя механизация сцены (немецкого происхождения).


Работоспособность, качество звука каждого колокола проверяла специальная комиссия и осталась довольна.  Слушал и оценивал их звучание и звонарь Донского монастыря.  Рабочее место звонаря находится там же, наверху, колокола приводятся  в действие с помощью специальной системы колокольного звона.


.... Поначалу это кажется очень странным и необычным – слышать в театре, где вовсю идёт рабочий процесс далеко не церковного содержания, пробное, пока ещё нерешительное звучание колокола, надолго зависающее в воздухе. Кажется, что звук идёт откуда-то извне (не от Ивана ли Великого?). Но понимаешь, что это здесь, и создаётся ощущение, что колокола заодно со всем происходящим, постепенно адаптируются к новым условиям,  вливаются в общую акустику ремонтных работ и репетиций... И мурашки по коже – от густого, гулкого звука, от необычности происходящего...



***********

Все фотографии, использованные в фотоколлаже к этому эссе, выполнены моим коллегой Сергеем Пархоменко. Панорамные снимки сделаны с башенного крана, с помощью которого вся верхняя механизация заносилась в здание через проёмы в крыше.

Продолжение

http://diligans.ucoz.ru/load/nadezhda_besfamilnaja_v_bolshoj_bez_bileta_chast_vosmaja/2-1-0-281



© Copyright: Надежда Бесфамильная, 2011
Категория: Проза | Добавил: diligans
Просмотров: 475 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]