Григорий Самуэльян "Анатомия мысли"
02.11.2011, 00:10

                               Глава 4

                          О Вере, о Слове и о Заповедях

   Человек, с одной стороны, осознаёт себя как индивидуум, обладающий возможностью принимать решения, влиять на окружающее своей волей, а с другой, он наблюдает, что вещи, люди и события выстраиваются в определённый порядок помимо его воли. В то же самое время он ощущает свою принадлежность к этому порядку, поэтому часто явления реальности представляются ему управляемыми волей какого-то могущественного «Я», вроде высшего судьи, который наказывает и награждает. Такое отношение к энергии высшего сознания и миру, созданному им, было сформировано проповедниками для направления сознания людей в нужное русло,  чтобы высшие представители религиозной власти могли легко управлять им. Человек, привыкнув всё опредмечивать, стал воспринимать эту энергию именно так. Однако не все священники, особенно в последнее время, принимают Творца и всё мироздание в таком виде, как это привычно для других. Они осознанно говорят о том, что Бог – не личность в нашем общественном понимании, которая обладает волей, управляющей всем, как начальник или справедливый царь, и нельзя к нему обращаться, как к начальнику или царю: «Дай, «Накажи», «Верни», «Рассуди». Эти свойства как раз присущи человеку, взращённому в обществе власти воли другого человека и представляющему такое мироустройство наиболее подходящим для беззаботной жизни под чьим-то контролем. Пассивное сознание, наблюдая явления мира вокруг себя, отличающиеся от его привычного восприятия, видит это как воздействие чьей-то невидимой, сознательной силы, которая распоряжается всем в своих интересах. Человек это видит так потому, что от его предметного восприятия, как уже говорилось, скрыта вся полнота взаимосвязи и взаимодействий между явлениями реальности, а также из-за непонимания того, что всё происходящее создано его выбором, устремлениями его мыслей. Если мысли направлены на искусственные, надуманные вещи, то  человек и окружает себя миром иллюзорных, обманчивых вещей. Если же он живёт тем, что создано не им, а вместе с ним, тогда сознание его пробуждается и он понимает, что всё видимое им и он сам представляют собой отражение одного целого явления. А оно, в свою очередь, с другими, подобными ему, является частью ещё большего целого, и так до бесконечности. И эта бесконечность и есть явление энергии высшего сознания.

   Человек, ощущая себя как высшее существо из проявленных на Земле, в то же самое время показывает ограниченность своего сознания, отрицая то, что не помещается в рамки его предметного восприятия, и это не позволяет ему видеть явления в целом как упорядоченную систему. И даже придя к мысли о высшем сознании, он наделяет его свойствами своих желаний.

   Человек, по своей природе наделённый свойствами совершенной сущности( вспомните: капля воды в океане), оставив работу над своим восприятием, суть которого – охватить бесконечность ( точнее, слиться с бесконечностью), впал, таким образом, в ограниченность предметным миром, который поработил его, вызвал гордыню и самость, желание опредмечивать своё «Я», проецируясь через телесное «удовольствие – неудовольствие», стало дробить целостный мир бесконечной реальности на куски и относить одно к хорошему, доброму, притягательному, желаемому, приносящему, удовлетворяющему и другое – к злому, недоброму, отвратительному, лишающему, растаивающему, разрушающему. И даже Богу человек выдумал противоположность – Дьявола. Всё, что человек отнёс к плохому, он стал отторгать, объявил враждебным, и родилась в его сознании агрессия и желание бороться со всем, что его окружало и имело для него враждебный, негативный смысл. Вся энергия сознания, которая несла сущность энергии высшего сознания ( опять же, каждая капля воды в океане воплощает в себе сущность всего океана) и была предназначена для того, чтобы творить из совершенного совершенное, пошла на разделение мира, гармоничного и целого, на двойственный, противоборствующий внутри себя. Все тёмные, негативные образы начали воплощаться через мыслительную энергию, и стали люди видеть врагов друг в друге и воевать, чтобы захватить власть над враждебным и удерживать других в подчинении из страха перед ними. Вся природа земная как наше зеркало отразила это в себе: начались природные катастрофы, животные, птицы и другие твари стали нападать на человека и прятаться от него, бактерии – поражать болезнями. И чем больше люди уходили в двойственность и наращивали агрессию одновременно с зависимостью от предметов, которыми они окружали себя, пытаясь защититься от созданного ими же, тем больше болезней и катастроф стало происходить в мире,  больше войн и разного рода конфликтов, и доходит уже до угрозы планетарной катастрофы.

   Только освобождая себя от двойственности видения путём направления всех лучей своих чувств и  ума на осознание этого и давая им глубже проникнуть в действа природы и все её существ, можно постепенно вернуться к видению цельной бесконечной и гармонично развитой реальности, где все – от самого начала её проявления до сегодняшних – есть совершенно. Только стремясь к этому, можно избавиться от форм, которыми мы нарушаем это видение.

                                                               ***

Учение, принесённое Иисусом Христом, происходило из его способности видеть естественный порядок вещей, на уровне целого-совершенного. Выражалось оно в  понятиях и высказываниях, далеко не всегда имеющих буквальное значение, поскольку они носили символическую форму, которая связана с восприятием строения тонко-материального мира, и это восприятие уже не вписывается в рамки понятийного, конкретно-логического мышления. Стремление последователей привести его восприятие на уровень предметного или «обычного» мышления человека привело к значительной потере того, что было вложено мессией в свои слова. Поэтому, при взгляде на все сегодняшние религиозные направления, провозглашающие себя последователями Христова учения, совершенно очевидна их приверженность к химерическому миру богообразных идолов. Одна часть этих «последователей» занята манипуляциями и спекуляциями с выдержками из писаний в пользу приоритета той или иной религиозной общины или движения для того, чтобы потом использовать это в политических и даже преступных целях. Другая – слепо поклоняется образцу-идолу, созданному их «духовным» вождём, становясь оружием в руках рвущихся к власти над сознанием людей. Лишь пока небольшая часть священников и их прихожан ведут себя осознанно, пытаясь прозреть и увидеть реальный мир, а также помочь в этом другим.

   То же касается и ислама. На сегодняшний день в мире образовалось множество движений, действующих от имени Аллаха, но, в действительности, находящихся с ним «по разные стороны баррикад». Такая же химеричность восприятия тех же, по сути, откровений, которые посетили пророка Магомета, позволили сегодняшним движениям Ближнего Востока  наполнить эти понятия ультра – радикальным подходом к окружающему миру. Их реакцией на всё, что не вписывается в рамки их радикализма, есть неистовое стремление уничтожать «неверных». Конечно, понимание, этими людьми того, что с ними происходит, находится на уровне диких кочевых племён. То же самое происходило в разные времена с разными религиями. По этой же причине люди, вроде бы верящие в Бога и царя в России до революции, легко сменили иконы на портреты вождей пролетариата, Библию – на моральный кодекс строителя коммунизма, а царя – на главу коммунистической партии. Иначе говоря, замена одних химерических образов другими ничего не изменила в их сознании.

   Достаточно просто подумать – почему в мусульманских и христианских странах наблюдаются одни и те же явления? Не потому ли, что люди оторваны от возможности свободно, творчески трудиться, поскольку позволяли вождям в разные времена отторгать себя от своего естественного пространства, где этот труд мог совершаться? И не потому ли теперь они находятся под властью химерических форм, не столько религиозных, сколько политических под маской религиозных? Ведь обездоленность и нищета, и полная на этом фоне загипнотизированность идеей о попадании в рай тех, кто убьёт себя вместе с «врагами», толкает людей в террор. А ведь эту идею насаждают люди, сконцентрировавшие огромные материальные средства в своих руках и держащие остальных в иллюзорном чувстве невозможности обойтись без их средств. А государства, управляющие теми же средствами, провозглашают себя борцами с терроризмом, возбуждают дискуссии  о противостоянии религий и о враждебности мусульманской религии в частности как об истинной причине религиозного терроризма.

   Системы управления людьми в разных странах упорно стараются увести внимание людей в эту сторону, поскольку, если люди дадут себя обмануть и посеять в своём сознании идею враждебности религий, то это даст возможность, во-первых, оказать давление на просвещённых и говорящих правду христианских, буддистских и мусульманских религиозных деятелей; а во-вторых, разделив людей на враждебные станы, вновь укрепить пошатнувшиеся троны власти, ослабленные экономическими кризисами.

   Если люди не будут стремиться к постижению и осознанию истинных «Себя», пренебрегать последствиями самообмана, то самое светлое учение, произнесённое самыми мудрыми устами, будет выхолощено и извращено до превращения его в орудие уничтожения очередных «неверных» или «антихристов». Остаётся только добавить: «Легко тому, кто несёт с собой бога, а не его статую».

                                                                ***

   Если же говорить о СЛОВЕ и священных страницах древних заповедей и преданий, то даже просто перевод их с одного языка на другой неизбежно приводит к потере части первоначального смысла. Каждому человеку, переводившему с иностранных языков, известен тот факт, что в любой иностранной речи присутствуют речевые обороты и словесные отображения определённых чувственных состояний, которые невозможно прямо (дословно) перевести на другой язык, особенно, если это говорится образно, символически. Как правило, это требует дополнительных пояснений и, все равно, не отобразит всю полноту мысленного содержания первоначальной фразы. Поэтому, здесь неизбежно накладывает отпечаток уровень восприятия смысла сказанного самого переводчика, а кроме того, и толкователя прочитанного. Другая сторона этой проблемы – множественность значений одного и того же слова в иностранных языках при их переводе. Например, английское слово « can» - «уметь, мочь» - также имеет другое значение : «жестяная банка». И такие двойные и тройные значения встречаются в десятках английских слов. Достаточно многим известно библейское выражение: «Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому войти в царство божье». Однако известно, что при переводе с арамейского языка на греческий слово, которое перевели как «верблюд», ещё имело второе значение – «канат». И по глубинному смыслу «канат» в данном изречении более походящий вариант перевода, чем «верблюд». Пусть в данном случае общий смысл этой фразы не пострадал, но наверняка есть и другие подобные неточности, которые могли изменить целиком весь смысл тех или иных изречений. А после этого досужие толкователи могли доводить такие ставшие «размытыми» фразы до полного извращения первоначального смысла слов, сказанных Христом или вошедших в тексты Писания. Важно также помнить, что множество переводивших и толковавших могли умышленно изменять в текстах некоторые фразы или даже абзацы в угоду своей или чужой гордыне и тщеславию. Достаточно где-то убрать слово и вставить другое, даже просто поменять знак препинания, и весь смысл сразу меняется. Всем также хорошо известна фраза, которой часто пользовалась казённая советская мораль: «Труд сделал из обезьяны человека». А что, если первоначально она звучала так: «Добровольный труд сделал человека»?  И  полностью меняется весь глубинный смысл фразы от добавления одного слова – «добровольный», то есть творческий труд, то, чего человек лишён уже столетия. «Творческий труд», подразумевает не труд традиционно понимаемых нами творческих работников, которые работают на кого-то ( даже если они и считают себя свободными) ради того, чтобы прокормить себя и заплатить за жильё, а именно труд, свободный от этой тяжкой потребности.

   Всё это, однако, говорится не к тому, что Учение заключается в определённых словах языка того или иного народа, - слова можно использовать и другие. Важно научиться чувствовать Истину, а слова лишь указывают то направление, где человек может её искать. Всякое учение обнаруживает себя прежде всего в живой практике, и не стоит его искать в поклонении образам, чтении талмудов, произнесении заклинаний и молитв. Важно, прежде всего, верить не столько в Бога, сколько в то, что им создано, и понять, что ты делаешь во всём этом сам, потому, что слепая вера в божественный символ неизбежно приводит к появлению тех, кто хочет объявить о праве собственности на эту веру.

   А что касается СЛОВА, то оно действительно было одно – ЛЮБОВЬ, обозначающее название той энергии, которая была воплощена Высшим Сознанием в мир, окружающий нас, но, в большей степени, не видимый нами из нашего «междузаборного» пространства, в которое мы поместили наше сознание и его органы чувств. К сожалению, даже слово ЛЮБОВЬ не описывает всё чувственное содержание состояние погружения в эту энергию, поскольку для нас это слово больше связано со страстью влечения к другому человеку и высшей формой психологической зависимости.

К данному состоянию, пожалуй, ближе понятие «РАДОСТЬ-ЛЮБОВЬ», и оно связано с чувством Высшей Свободы, хотя в языке Учителей Древности наверняка существовало слово, обозначавшее именно этот чувственный опыт. До современных людей, которые  пренебрегли этим опытом, сложно донести содержание такового. Даже используя для описания целые главы. Поэтому, как сказано выше, важно открыться Истине, тогда не придется её искать там, где её нет, - среди слов.

Заключив своё мышление в рамки конкретных понятий – слов, мы взялись постигать мысль тех, кто видел на качественно ином уровне, и это привело к тому, что мы приравняли своё понимания к первоначальному смыслу высказываний, произнесённых Пророками и Учителями.

Сделав это приоритетом личного суждения, мы стремимся учить друг друга добру, правде, и справедливости. Образно говоря, пытаясь постичь содержимое кувшина, которого к тому же там уже не было, разбили его, а куски бросили в толпу. К сожалению, так был нарушен, завет, который звучит довольно однозначно: «Живите по законам божьим, а не человеческим». Это было сказано потому, что законы, которые придумывают люди в своём обществе, опираются в большей или меньшей степени на ложные ценности и, естественно, ложную справедливость. Люди привыкли внушать себе иллюзию, что система общественных договоренностей и условных принципов, называемых законностью, может обезопасить их от собственных ошибок. Опираясь на придуманную мораль, они перестали взращивать в себе естественную, живую мораль, которая бы удерживала их от поступков, нарушающих космические законы, что указывает на противоречие с ними.

Для человека самое худшее – это лишить себя основы, скелета своей нормальной жизни.

И происходит это лишение тогда, когда человек, ведомый жаждой обладания или удовольствия, совершает какой-либо обман или физическую агрессию. Такое состояние даже на уровне потенциальной способности это совершить, уже является агрессией против среды, частью которой мы являемся. И с каждым новым таким проявлением обмана ( самообмана) или агрессии в любой форме ( включая агрессию против себя), человек всё больше формирует себя как инородное тело в пространстве «тонкого» мира. И в конечном итоге состояние антагонизма вызывает реакцию, подобно реакции организма на больную клетку: сначала попытка её исправить, а затем, если ничего не меняется, - отторжение и уничтожение. Для человека это проявляется в форме болезней, несчастий, и если он не меняет весь свой принцип отношения к окружающему миру и не соглашается принять тот опыт, который ему предоставляется в виде различных ситуаций, часто нелёгких, то болезнь или несчастье заканчиваются его телесной смертью. Первым и необходимым шагом в защите себя от последствий своих ошибок является понимание того, что ни одно из серьёзных и, вообще, сколько-нибудь заметных событий в нашей жизни не происходит случайно. То есть, любой случай, событие, принесшее даже небольшое изменение в нашу жизнь, не является случайным. Это всегда суммарное отражение цепочки: действия данного человека – ответ на его действия в форме событий в видимом мире. В соответствие с этим даже благие намерения восстановления справедливости, такие, как убийство убийцы, обворовывание вора и обман ради предотвращения глупого поступка, нельзя в целом оправдать. Если человек идёт на совершение неразумного поступка, несмотря на предупреждение, не следует противостоять ему: он всё равно его совершит. Это происходит лишь потому, что вся ситуация, сложившаяся на данный момент, толкает его к этому на уровне сознания для того, чтобы, совершив этот поступок, он имел возможность понять его неразумность и всё, что к нему привело. К тому же, вещи уходят от человека по причине несоответствия их обладателю. И чтобы этот человек получил возможность осознать это, данное правило может осуществиться, в том числе, и через воровство( например, кража дорогой вещи у того, кто приобрёл её жульническим путём). Таким образом, используя незаконный способ для борьбы с нечестностью, ты становишься тем, против чего борешься. А совершение обмана «во имя добра», вместо того, чтобы объяснить и предупредить о необратимых последствиях, не делает заблуждающегося умным, а обманувшего – добродетельным.

    Поэтому, заповеди «Не убий» и «Не укради» не являются увещеванием для сбившегося с праведного пути  - это предостережение. Кто, по невежеству своему, думает, что добывает блага для некоего счастья или наслаждения или пытается развлечь себя азартом от острой ситуации, на самом деле разрушает всякую возможность для переживания счастья и наслаждения. А стремление раздражать себя острыми ощущениями – лишь проявление глубоко укоренившегося чувства подавленности из-за искажённого самостью сознания, за что и приходится платить тяжкими испытаниями. Если бы люди учились видеть действие законов тонко-материальной субстанции и их исполнение на доступном для нашего восприятия уровне, то незачем было бы удерживать людей под страхом кары государственного закона или «кары божьей». Ведь далеко не каждый преступник боится наказания, решаясь на преступление, потому, что интерес наживы им владеет намного сильнее, чем страх возмездия за содеянное. Поэтому, очищающей силой может быть только осознание и ощущение того, что, в конечном итоге, всё, ради чего этот человек шёл на преступление, вымещается чувством опасения за своё существование, страха наказания, чувства присвоения чужого ит.п. Даже если эти чувства и подавляются волей данного человека, то, рано или поздно, они всё равно приведут к болезни или несчастью как суммарному звену этой цепочки неестественного для человеческой сущности состояния.

   Когда общество создаёт пресс правил и законов, то человек, не принимающий их, рассматривает эти законы и общество как нарушителей своих интересов и испытывает угрозу своему чувству самодостаточности. Усиление этого давления вызывает ответное стремление ухода или агрессии. В обществе, где практикуются крайние формы насаждения каких-либо уставов и правил  с унижением и подавлением личности, происходит наибольшее накопление потенциальной агрессии, которая затем проявляется в наиболее жестоких формах разрушения и извращённых желаниях.

   В любом случае, вопрос о гуманности того или иного законопорядка или морального кодекса – лишь относительный. Если общество стремится к гуманности как таковой, в её естественном смысле, то законы, существующие у людей, просто несостоятельны. Стремясь обеспечить свою жизнь, многие потенциально готовы ограничивать и отбирать её у других, а оправданием этому всегда служит чисто умозрительное, не подлежащее самокритике суждение о порядке вещей и нашей роли в нём.

   Хочется привести ещё один Завет: «Не судите, да не судимы будете…», который также звучит достаточно ясно. В нём выражена мысль, что мерой всему должна быть естественная мораль( «божий закон»), и если ты осуждаешь другого из чувства самодовольства или раздражения от того, что кто-то посягнул на предмет твоих притязаний, то во-первых, это ревность твоего «Я», а во-вторых, это не значит, что в ближайшее время ты не сделаешь того же, за что осуждаешь другого.

   Когда речь идёт о естественной морали, это не означает, что нужно искать смысл в формулировках: это именно то состояние человека, при котором он знает не словами, а всем своим существом, как поступить, и нет желания поступать по-другому.

   Индивидуальность человека, освободившего себя хотя бы даже в какой-то степени от цепляний своего «Я» за то, что его услаждает, будет приобретать способность определять, что для него необходимо как правильное.

   Не распущенность желаний и буйство эмоций, а искренность стремлений с чувством несовершения какого-либо насилия, ясностью рассудка, при максимальной концентрации не на отдельном предмете этого рассудка, а на явлении мысли в целом, - таким становится состояние при решении «правильно» или «неправильно».

   Все эти условия помогут человеку подойти к возможности соблюдения естественного порядка вещей в себе и в окружающем мире.


Продолжение: http://diligans.ucoz.ru/load/grigorij_samuehljan_quot_anatomija_mysli_quot/2-1-0-272

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Проза | Добавил: diligans
Просмотров: 464 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]