Разрешённая любовь
   Разрешили любить Пушкина.
Новая власть спустила сверху директиву: любить!
И впервые за последние, не припомню сколько, лет, традиционный праздник русской поэзии у памятника А.С.Пушкину на Приморском бульваре в Одессе прошёл при полном официозе. То бишь, с высокопоставленными и высокопосаженными, и даже высокоположенными( я не шучу! сан не расслышала - но представитель духовенства присутствовал)лицами. С микрофонами и пением дуэтом с Булатом Шалвовичем( с фонограммой, разумеется) песни "А всё-таки, жаль..".
Причём, ведущая всего вышеописанного действа подпевала вполне сносно: то ли в караоке поднаторела, то ли слух присутствует. В отличие от вкуса... и такта... И уважения ко всем, кто пришёл в этот день к памятнику.
Народ бы Окуджаву и так -  соло -  послушал. Без дополнений и вкраплений временных и инородных, так сказать...
Впрочем,и обо всём этом у Окуджавы песенка есть, помните?
"На фоне Пушкина снимается се-ме-е-е-йство-о-ооо.."
  Признаваться в любви Поэту теперь дело государственной важности, и не каждому позволенное. Того и гляди, услышишь знакомое и вполне резонное, классически-родное: "А ты, кто такой?!"
Или: "Вы, извиняюсь, товарищ, лицо официальное?"
А в ответ робкое: "Да мы же сюда каждый год приходим, традиция у нас такая. Нам указаний и директив не надобно - мы Александра Сергеевича без директив любим..."
Всё течёт, всё меняется - прав герой моего любимого фильма - ничего с этим не поделаешь.
Но есть нечто неизменное...
 Два раза в год, в день гибели и в день рождения, к полудню на Приморский бульвар приходят люди поклониться русскому поэту, приходят без всяких директив сверху.
Приходят в любую погоду: в снегопад и в гололёд, в дождь и в солнечные дни.
Кто с одним цветочком, кто с букетом, а кто без цветов - но каждый - с любовью.
К русскому языку, к слову, к пушкинскому наследию.
Среди них  и поэты встречаются, правда-правда...
И хоть бы кто-нибудь вышел из мэрии, хоть бы одно "официальное лицо" выглянуло...
   Для тех, кто не знаком с расположением памятника Пушкину на Приморском бульваре в Одессе, поясню: здание мэрии находится за памятником, что послужило почвой для разного рода слухов: Пушкин, мол, стоит лицом к народу - спиной к власти, и за это его власть не жалует.
Слухи эти не имеют под собой никакого реального основания: когда памятник открывали, к власти было обращено его лицо.
Вот что пишет Олег Губарь, известный одесский краевед:

"Не знаю ничего пошлее местечковых легенд, низводящих всякий значимый ретроспективный сюжет до уровня невежественной байки. Скажем, следуя логике самозваных экскурсоводов местного разлива, Александр Сергеевич год с лишком только тем и занимался, что озеленял Одессу: втихаря, на рассвете, "навстречу утренней Авроре", высаживал то канадский тополь под окнами Воронцовой или Ризнич, то платан на бульваре, то дубок в Казенном саду. Впоследствии же бронзовая версия большого любителя зеленых насаждений повернулась спиной к Думе в знак протеста: как же, городское самоуправление якобы не пожелало финансировать сооружение памятника.
Для начала замечу лишь то, что бронзовый Пушкин повернут как раз лицом к Думе, помещавшейся до конца позапрошлого столетия в правом полуциркульном здании, за спиною вовсе другого монумента, Дюка. Стало быть, это герцог Ришелье, возможно, недоволен прижимистыми думцами. Поэт же на самом деле как бы отвернулся от Старой Биржи, в которую Дума перебралась только в 1899-м, после постройки Новой - где ныне филармония (к этому времени памятник-фонтан стоял на своем месте уже 10 лет). Но и тут получается неувязка, ведь именно обитая в меркантильной Южной Пальмире, Пушкин получил первые, неслыханные по тем временам литературные гонорары. Именно прагматичная Одесса надоумила, что его продукция такой же товар, как и всякий иной прочий, что "можно рукопись продать", навела на "Разговор книгопродавца с поэтом". Пушкин жил в доме барона Рено, где проходили биржевые собрания, дружил преимущественно с негоциантами, биржевиками, столовался у них, играл с ними в карты, развлекался на их приморских хуторах. Так что никакого зуба на биржу не имел."

Местная власть "жалует" - то бишь любит, только по разрешению вышестоящих.
Это вертикалью у них называется... И корзины роз - тоже, благодаря высокому "одобрямсу" из града стольного.
И хорошо, что "одобрямс", скажете вы? А разве я говорю, что плохо? Немного подташнивает от исполнительской лихой выправки чиновников, но это уже физиология каждого отдельно взятого организма. Или, упаси Г-ди,, психосоматика у меня разыгралась опять...
   А в целом и общем - действительно хорошо. Вот только, при виде одиноко стоящей в стороне от всеобщего процесса разрешённой любви учительницы русского языка и литературы с 46-летним стажем, всю жизнь свою посвятившей исследованию творчества А.С.Пушкина, бессменному руководителю Воскресного Пушкинского Лицея Лидии Адольфовны Щербины, у меня сжалось сердце. Её не включили в сценарий "разрешённой любви". Забыли...
Её, которая любила его творчество и прививала эту любовь ученикам своим, безо всяких указаний, разрешений и директив...
Куда там её скромному букетику тягаться с презентабельными  корзинами от лиц официальных.
Мне очень многое по душе из того, что делает нынешняя власть в Украине. Жить, может и не стало легче( когда-то это уже  было..) и веселее, но надежда хоть какая-то, да появилась. Дай-то Б-г...
И всё-таки, если завтра сверху спустят директиву прямо противоположную нынешней, кто из официальных лиц придёт к памятнику на Приморском?
Правильно. Ни одно лицо не придёт. Придут те, кто приходил к нему все эти годы, невзирая на разрешения и запреты.
И среди них будет она - учительница русского языка и литературы.
И её ученики...






 
Категория: Мои статьи | Добавил: diligans (11.02.2011)
Просмотров: 394 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]