Алина Остафийчук. Путешествие за радугой. Часть вторая.
16.09.2010, 19:40
  
                                     АКАЦИЯ

   В одном из старых дворов, где-то на окраине города, росло столько разных деревьев, пело столько разных птиц и бегало столько зверушек, что порой жителям двора казалось, что они очутились в самом настоящем, живом лесу. Особенно, когда во двор приходила весна, и все деревья расцветали на разные лады.
Правда, на их фоне некоторые жители двора выглядели не очень красиво. Вот, например, Акация. Когда уже все ее соседи давно отцвели и зазеленели, он всё стояла с голыми серыми веточками, скрипела на ветру и наводила тоску на окружающих. Многие, глядя на Акацию, думали: как ей одиноко и невесело должно быть. Но Акация не унывала. Она успокаивала себя: конечно, немного странно, почему это я всё никак не расцветаю. Мне бы хотелось тоже покрасоваться в сиреневом или розовом, или хотя бы в желтом наряде. Но цветы  - это не единственный повод для радости. Вокруг столько хорошего, интересного, веселого. И мне очень повезло, что я оказалась здесь, в этом дворе!
Акация совсем не любила грустить. И как только ей в голову начинали приходить мысли о ее затерявшихся цветочках, она сразу же находила себе занятие. То с солнечными лучиками поиграет, то облака посчитает, то от ветра покачается. Еще нравилось Акации болтать о всяких интересных вещах с Ласточкой.
Ласточка жила в старом доме, под самой крышей. И всему двору предсказывала, когда будет дождь. Особенно это было полезно для жуков и ос. Им ведь очень опасно попадать под дождь - лапки озябнут, крылышки намокнут и не смогут летать.
И хотя многие во дворе недолюбливали Ласточку за слишком беспечный вид и слишком высокое гнездышко, но все были ей очень благодарны.
А сама Ласточка не очень-то и задумывалась о своей роли во дворе. Она просто жила по своим привычкам, радовалась, когда над деревьями ярко светило солнышко, а в ее гнездышке пищали маленькие птенчики.

Но однажды пришла в маленький старый двор беда. Сначала срубили сухие ветки Акации. Долго плакала Акация. На ее стволе засверкали капельки – словно драгоценные яхонтовые бусинки. Но потом и в этом горе Акация нашла хорошее. Ведь у нее появилось такое чудное украшение – ожерелье из яхонта ! Солнце отражается в бусинках, ветер покачивает нарядный ствол, и облака будто любуются Акацией – плывут медленно-медленно над старым двором. И как будто специально задерживаются у Акации.

Собственно, так и было. Облака в самом деле собирались прямо над двором, где жила Акация. Но не совсем для того, чтобы ею полюбоваться. Просто в небе готовилась первая майская гроза.
Она началась, как всегда, неожиданно. И удивительно было то, что сквозь сизые облака, всё время, пока лил дождь, на Акацию смотрело ласковое весеннее солнышко. Акация, конечно, заметила это, и даже когда дождевые капли и ветер больно хлестали по ее уцелевшим веточкам, Акция улыбалась. Да, ей было холодно и больно, сердце замирало от очередной вспышки молнии – а вдруг попадет именно в нее? Но все-таки сильнее, чем холод и боль, была радость. Она видит солнышко за тучами, и Ласточку под крышей дома с ее милыми желторотиками, и Майского Жука, забившегося под листик соседнего клёна. Что еще надо для счастья?!
За этим столпотворением ливня, ветра и мыслей, Акация совсем не заметила, как на ее веточках появились первые цветочки. Один, другой, третий. И вот уже целые гроздья снежно-белых цветов украсили Акацию.
Майская гроза искупала новорожденные букеты, теплый ветер высушил и расправил их. А солнце что было сил светило на Акацию, как бы говоря:
- Вот, вот ты какая у нас чудесная! Какая замечательная…
И Акация наконец сама заметила свою красоту, смущенно улыбнулась, и позвала Ласточку:
- Эй, подружка, ты только посмотри, какой подарок принесла мне первая майская гроза! правда, миленько смотрится?
- Ой, не знаю, не знаю, - пропищала невнимательная Ласточка, - в нашем дворе было уже столько разных цветов, что я и не помню – какие лучше. Ты постой, покрасуйся. А я пока за мошками полетаю.
И Ласточка скрылась за белыми, как цветы Акации, облаками.
Акация только рассмеялась вослед.
- Ох уж эти Ласточки… Никогда не усидят на месте. Но ведь это так здорово! Летать выше деревьев, и устраивать себе гнездышко прямо под крышей.

Но и Ласточке недолго пришлось летать весело и беззаботно выше деревьев. Вскоре после того, как у Акации срубили веточки, во двор пришли странные люди с большими чудищами на четырех круглых лапах, и стали ломать дом с гнездышком Ласточки. Хорошо, что птенцы уже немного окрепли и смогли вылететь из гнездышка. Но куда же им деваться – маленьким и беззащитным?

Ласточка заметалась, заплакала. Она подлетала к людям, к чудищам, просила, чтобы те не трогали старый дом, под крышей которого она устроила такое чудесное гнездышко. Но все было бесполезно. Люди даже не замечали маленькую Ласточку. И дом продолжал разрушаться прямо на глазах.
Акация, видя такую беду, чуть сама не заплакала. А потом подумала, и позвала Ласточку:
- Моя милая, моя дорогая Ласточка, лети ко мне – вот здесь, где раньше была у меня веточка, остался небольшой сук – пристрой на нем моих листиков, цветочков, и будет тебе гнездышко лучше прежнего.
Ласточка удивилась, защебетала благодарности, и быстренько соорудила у ствола доброй Акации небольшое гнездышко – чтобы как-то пересидеть ее бедным птенчикам день-другой.
Потом она принялась за дело, и уже через пару дней под крышей соседнего дома появилось новое, замечательное гнездышко.


Пока Акация расцветала, а Ласточка строила гнездышки, Майский Жук только сидел и недовольно поглядывал по сторонам, ворча себе под нос:

- Нет у меня ни дома, ни родни, никто меня не любит. Никому я не нужен. Плохо всё. Очень плохо…
Особенно его раздражала глупая Акация, которая вечно чему-то радуется. Он завистливо фыркал и задирал голову:
- Подумаешь, дерево, а туда же… Весна, видишь ли. Это я здесь самый весенний – так и называюсь, Майский. Но никто меня не замечает. И плевать мне на всех. Пусть им хуже будет!
И злился, и завидовал Майский Жук оттого, что сам он целые четыре лета просидел под землей. И только недавно вышел на свет божий. А вокруг-то, оказывается, столько красивых деревьев, столько удивительных соседей…
Жук очень обижался, что его никто сразу не заметил. Ну как же – он так долго готовился к встрече с большим миром. И на тебе – ни внимания, ни бурной радости по поводу его появления!
Несколько дней провел Майский Жук, сидя под большим лопухом. Всё ждал, когда же его оценят. Но, так и не дождавшись, вконец разозлился и… полетел.
Он летел выше Акации, выше домов, чуть ли не выше Ласточки, и кричал:
- Ну я вам покаж-жу! Тож-же мне герои…
Акация, увидев такое чудо, просто ахнула:
- Да как же это! Такой большой, пушистый жук, и так быстро умеет летать!
Приглядевшись повнимательней, Акация еще больше восхитилась:
- Ну надо же! Прямо таки жужжащее очарование – крылышки золотом отливают, лапки словно в мех одеты, а усики-то, усики! Загляденье, да и только.
Она позвала Ласточку:
- Гляди, - говорит, - какой у нас сосед появился! Хорош – ничего не скажешь…
- Ой, некогда мне на Майских Жуков заглядываться, - пропищала Ласточка, - от него пользы все равно никакой. А мошки вон все разлетаются…
И полетела Ласточка дальше. Правда, улетая, она невольно обернулась, прищурилась на Жука, и про себя отметила:
- Симпатяга… Жаль, что не птица.
А Жук все кружил и кружил над Акцией. Ему так понравилось летать, так захотелось подружиться со всеми на свете, что он даже решился заговорить с большим белым деревом:
- Уж-ж простите – потревож-жу! – загудел Жук, пикируя на Акацию.
- Что вы, что вы! – радостно всплеснула та всеми своими веточками, - пожалуйста! Очень приятно познакомиться!
- Так уж-ж и приятно... А почему ж-же это вам так приятно? – недоверчиво спросил Жук.
- Да не почему, - рассмеялась Акация, - просто вы мне очень нравитесь.
- Я – нравлюсь?! – шарахнулся в сторону Жук, - это чем ж-же?
- Всем, - коротко ответила Акация, приветливо подставляя Жуку веточку, - присаживайтесь, передохните.
Майский Жук поджал лапки, осторожно приземлился на веточку, и подытожил:
- Ну ладно, если уж-ж вы так настаиваете, я посиж-жу.
Он был очень доволен, этот маленький пушистый ворчун. Видимо, - думал он, - Акация знает толк в полетах. Она по достоинству оценила мое умение.
Акация же в это время мечтала:
- Вот если бы каждый день случались такие чудеса, и у нас появлялся новый замечательный сосед – каким бы волшебным стал наш уютный дворик.
Вскоре к Акации вернулась и Ласточка.
Она вдоволь намоталась за мошками, и теперь спешила предупредить:
- Скоро будет дождь! Майский дождь! Внимание, не пропустите!
Жук, услышав слово майский, встрепенулся, и зажужжал:
- А я – самый Майский Жук! И самый быстрый Майский Жук. Вы ведь видели, как я летаю?
- Ну летаете вы средненько. Хотя, при вашей комплекции и то удивительно. Но вот Акации вы явно понравились, значит, вы хороший Жук. Но мне некогда…
И Ласточка опять упорхнула – предупреждать о дожде других соседей.
Жук чуть было не обиделся. Но потом махнул лапкой, и спрятался под большой, замечательно пахнущей, веткой Акации.
- Вот посижу немного, и займусь хорошими делами – решил Майский Жук, - пусть все мной гордятся…
Правда, летать и хвастаться ему пришлось недолго – только до начала лета. Но зато он успел совершить так много хороших дел, так крепко подружиться со всеми соседями, что Акация просто не могла нарадоваться. Хлопая веточками-ладошками, с которых при этом осыпались красивые белые цветы, она всё повторяла:
- Ну вот, я же говорила: всё очень хорошо! И Майский Жук, и Ласточка, и весь наш маленький двор, - замечательные, я бы даже сказала волшебные…


май 2010




                            СЕМЬ ВОЛШЕБНЫХ ПЯТНЫШЕК



В те времена, когда еще в лесу водилось много разных зверей и птиц, когда рассветы были чудесными, а воздух – чистым, на опушке большого ельника поселилась Божья Коровка. Она буквально свалилась с неба посреди белого дня. Бабочки, жучки и паучки, сновавшие туда-сюда по своим делам, на секунду замерли. Затем сбежались, чтобы получше рассмотреть непонятное создание.
- Какая смешная! - захихикала Лимонница, - круглая, красная, да еще и с черными пятнышками на боках. С Луны ты прилетела, что ли?
Божья Коровка, удобно усевшись на лопухе, развела лапками:
- Ну почему же с Луны? Я с Солнца. Но это грустная история. Лучше давайте поговорим о вас. Вы давно здесь живете? Что интересного видели на опушке?
- Я-то здесь с рождения, - гордо расправила крылышки Лимонница, - а интересного очень много. И на опушке, и в ельнике живется прекрасно. Хотя, если бы не противные лисята, которые всё время норовят меня поймать, было бы еще лучше…
- Лисята? – переспросила любопытная Божья Коровка, - а какие они? Я никогда не видела настоящих лисят. На небе есть своя Лиса, Волк, Медведь и даже Конь. Но они совсем не бегают, не любят болтать, а только и делают, что светятся на разные лады.
- Лиса – светится?! – пришел черед удивляться Лимоннике, - ты имеешь в виду глаза? Да уж, ночью, когда лиса охотится за мышами или совами, глаза у нее светятся ярче Луны. Но чтобы вся… Это ты уже навыдумывала.
- Ничего я не выдумывала, - пожала лапками Божья Коровка, - рассказываю то, что видела. И Лиса, и Волк у нас, на небе, светятся. Они ведь звездные – как же им не светится? Только иногда мне кажется, что свет у них слишком холодный. Другое дело – ваши, земные, лисята. Я о них только слышала. Говорят, они похожи на живые огоньки – рыженькие, шустрые, бегают по всему лесу, и играются друг с другом…
- Да уж, они играются, - недовольно поморщилась Лимонница, - и друг с другом, и с зайцами, и даже с бабочками. А чем я им мешаю? Всё равно несъедобная…
- А лисята разве бывают опасными? – недоверчиво прищурилась Божья Коровка, - они ведь маленькие и такие милые.
- Из лисят вырастают большие лисы. И лучше им на зуб не попадаться, - совсем посерьезнела Лимонница, - но мы что-то заговорились. Полечу-ка я дальше…
И она упорхнула, оставив Божью Коровку размышлять о лисятах в одиночестве. Пока Лимонница и Божья Коровка болтали, жучки и паучки насмотрелись на гостью, и тоже побежали кто куда.
- Может, конечно, лисята и могут пошалить, но мне все-таки очень хочется с ними увидеться, рассказать им о нашей Лисе, и узнать, правда ли они походи на живые огоньки – так подумала про себя Божья Коровка, и отправилась на поиски лисят.
Искать ей пришлось недолго. Сразу же за опушкой, у самой маленькой елочки, резвились два очаровательных лисенка. Они уже были большими, рыжая шубка так и переливалась на солнышке, острые коготки легко разрывали землю. Но опасными лисят никак нельзя было назвать. Просто озорные пушистики, которым скучно сидеть на месте…
- Надо же! Вы и правда похожи на огоньки! Особенно, когда так быстро бегаете друг за другом вокруг елочки. Кажется, вот-вот, и весь ельник вспыхнет, - восхитилась Божья Коровка.
Лисята, конечно, ничего не услышали, занятые своей игрой. Зато они заметили, что в небе над ними заметалось какое-то яркое пятнышко. Они разом присели, подняли хитрые мордочки вверх, и стали разглядывать Божью Коровку.
- Это что еще за игрушка? – запищал один из лисят, - может, она лучше пугливой Лимонницы?
Не сговариваясь, лисята подскочили, замахали лапками, словно хотели поймать Божью Коровку. И тут случилась совсем неожиданная вещь. Божья Коровка прицелилась, и села прямо на черный влажный нос тому самому лисенку, который назвал ее игрушкой.
- Ну что – съел? – рассмеялась Божья Коровка, - может, кто кому и игрушка, а я к вам прилетела познакомиться. Я – Божья Коровка. Между прочим, прямо с неба. Так-то вы встречаете гостей?..
Лисенок бестолково плюхнулся на задние лапки, покрутил головой, попытался смахнуть Божью Коровку длинным пушистым хвостом. Но ничего не вышло. На носу по-прежнему сидел странный жучок – весь красный, круглый и с черными пятнышками на боках.
- Ты зачем села мне на нос? – возмутился Лисенок, - так нечестно. Теперь я не могу с тобой играть, и даже увидеть тебя толком не могу. Спрыгивай на ветку – я хоть рассмотрю, с кем знакомлюсь.
- Ишь, какой хитрый, - ответила Божья Коровка, и еще плотнее уселась на носу. Я прыгну на ветку, а ты меня сцапаешь. Не хочу потом от тебя прятаться. Мне ведь надо с вами, лисятами, поболтать, передать вам привет от Лисы, которая живет на небе.
- Ой, не ври! – отмахнулся Лисенок, - на небе нет лис. Там только солнце, луна и звезды.
- Вот-вот! Звезды – они и есть Лиса, Волк, Медведь… Кстати, хотелось бы и Волка с Медведем здесь найти – посмотреть, какие они бывают.
- Ну уж это без нас, - хмыкнул Лисенок, - мы с Медведем и Волком не дружим. Они нас обидеть могут, норку разорить и маму украсть.
- Да уж… У нас никто никого не разоряет, - задумалась Божья Коровка, - Лиса сидит на своем месте, Волк – на своем. Светят, и всё. Даже скучно…
- Тогда понятно, чего ты с неба к нам прилетела – усмехнулся Лисенок, - у нас скучно не бывает!
И он опять попытался смахнуть Божью Коровку со своего носа. На этот раз он догадался применить передние лапки, и Божья Коровка кубарем полетела выше елочки.
- Вот бестолковый! – вздохнула на лету Божья Коровка, расправила пошире крылышки, и направилась обратно на опушку, - ладно, зато я убедилась, что лисята очень симпатичные. А излишняя игривость с возрастом проходит.

---
Божья Коровка облетела всю опушку, познакомилась со многими зверушками, букашками, птичками. Она была мудрая и внимательная, поэтому все знакомства оказались удачными. И даже сороки подружились с Божьей Коровкой, не пытались ее поймать и склевать.
Целое лето на опушке продолжалась такая идиллия. Пока не появился еще один гость – хорошо известный местным жителям – Бурый Медведь.
Косолапый зашел на опушку за ягодами. Неуклюже потоптался, поискал и, видимо, недовольный урожаем, побрел к ельнику. Всполошилась Божья Коровка. Она-то помнила, что лисята боятся Медведя. И норка их совсем рядом – сразу за маленькой елочкой.
Недолго думая, полетела Божья Коровка на выручку к лисятам. Прилетела к самой норке, стала звать лисят, чтобы предупредить их об опасности. Да не слышат лисята, не знают, кто ельник ломает бурыми лапами. Покружила-покружила Божья Коровка над норкой, и полетела к Медведю.
- Подождите минуточку! – кричит Божья Коровка косолапому, - вы дальше не идите – там нет ни ягод, ни меда, и вообще никого там нет. Вы вот лучше послушайте, я вам о звездном Медведе расскажу.
Мишка только отмахнулся, не послушал Божью Коровку, и дальше потопал.
Что делать? Остается только на нос устраиваться…
Прицелилась Божья Коровка, и аккурат на самую серединку присела. Медведь ухнул, глаза скосил, заревел:
- Ну уж здравствуй, невидаль мелкая! И зачем ты ко мне прицепилась? Хочешь, чтоб съел тебя? Так я букашками не питаюсь – не по чину будет…
- Ох, напугал, не знаю, как и взлететь теперь, - весело затопала лапками Божья Коровка по носу Медведя, - Придется тебе со мной так и ходить.
- Да я тебя! – махнул большущей лапой Мишка, промазал, и угодил себе в лоб, - ну говори, кто ты за букашка? И чего со мной хитростью меряться надумала?
- Божья Коровка я, и не меряться, а знакомиться к тебе прилетела. Говорю же: привет от Медведя звездного передаю, долгих лет и хорошего урожая желаю, - рассказывает Божья Коровка, а сама за елку поглядывает – как бы лисята не выскочили.
И что ж ты будешь делать с этими непоседами, - как раз в это время они и решили порезвиться. Медведя не почуяли, да и выкатились прямо тому в лапы.
Уставился на них Мишка – эка наглость-то! Медведя не бояться, по лесу без оглядки скакать! Проучить бы надо…
Поднялся Медведь во весь рост, заревел во всё горло. Лисята вмиг сообразили, какого маху дали, в комочки сжались, только поскуливают от страха. А Божья Коровка видит, что Медведь не на шутку разозлился, с носа спрыгнула, над Медведем взлетела, и прямо ему в ухо говорит:
- С маленькими связываться – не велика честь. Хочешь по-настоящему силу свою испробовать – поборись вон со звездным Медведем, докажи, что ты хозяин леса…
Усмехнулся Медведь от таких слов, о злости забыл, внимательней на Божью Коровку глянул:
- Ну со звездным Медведем бороться я не буду – не такой глупый, как тебе кажется. А вот с тебя спрошу за то, что проучить глупых лисят помешала. Да вот что с тебя взять? Разве что пятнышки на боках…
Значит, слушай – уговор такой будет: семь дней ты мне по пятнышку отдавать будешь. Семь дней я лисят не трону. Успеют они поумнеть, да норку свою получше спрятать, хорошо. Не успеют – пусть на себя пеняют.
А не будешь пятнышки отдавать – я и тебя, и лисят съем – не побрезгую!
- Меня-то ты, Медведь, не поймаешь: больно неповоротлив да тяжел, - горько вздохнула Божья Коровка, - а вот лисят жалко. Не стоит их так жестоко за игры наказывать. Так и быть – будут тебе пятнышки. Хоть на лоб их себе цепляй!
И Божья Коровка тут же сорвала со своего бока одно черное пятнышко, и отдала его Медведю.
- Ох молодец – уважаю, - кивнул Медведь Божьей Коровке, когтем пятнышко подцепил, и в землю бросил.
Обернись добро зерном,
прорасти повыше гор.
Будет время – урожай
золотом червонным – жать.

Пробасил Медведь присказку, и потопал обратно – к опушке.
Божья Коровка вздохнула, крылышки сложила, села на веточку – за лисятами приглядывать.

---
Шесть дней прошло, шесть рассветов отыграло. Все пятнышки Медведь в землю побросал. Осталось у Божьей Коровки одно, последнее, пятнышко. Жаль было отдавать его, не верилось, что уйдет совсем Медведь из ельника. Да и не таким уж он плохим оказался. В лесу за порядком следит, просто так не рычит, кусты от зайцев охраняет – чтобы не поели совсем. И еще петь любит.
Правда, не всякий поймет, что это песня, а не рёв. Но Божья Коровка научилась разбирать. Когда поет Медведь, когти его прячутся, и шерсть на загривке блестит. В такое время даже солнышко ярче гореть начинает, и всё в лесу радуется. Порядок, значит…
Если бы не уговор этот дурацкий! И на что Медведю ее пятнышки сдались?
Так рассуждала Божья Коровка, и чуть не плача, отрывала седьмое пятнышко. Кстати, на том месте, где раньше были эти самые пятнышки, теперь появились белые рыбцы – ровно шесть штук. Они ныли на дождь, были некрасивыми, и очень расстраивали Божью Коровку. А еще ей стало казаться, что с каждым пятнышком она теряет силы.
- Отдам последнее седьмое пятнышко, и заболею, - думала Божья Коровка, - что ж, пусть лучше я пропаду совсем, но лисята будут бегать по лесу, как живые огоньки, и по ночам искать в небе свою звездную подружку.
И вот оторвалось седьмое пятнышко. Божья Коровка протянула его Медведю, улыбнулась и сказала:
- Спасибо тебе, что сдержал слово – не тронул лисят, не обидел меня. Прощай, мишка, хорошего тебе урожая!
И только Божья Коровка собралась улететь навсегда от ельника и опушки, как ее крылья сами собой сложились, лапки онемели, глазки закрылись. Упала Божья Коровка рядом с медвежьей лапой. Лежит, не шелохнется. А Медведь тем временем бросил седьмое пятнышко в землю, пробасил свою любимую присказку. И прямо из земли, между елок, стали пробиваться разноцветные лучи. Один, второй, третий. Вот уже шесть лучей дугой изогнулись над ельником – один ярче другого. И наконец поднялся последний – седьмой – самый красивый, красный. Прямо как Божья Коровка без пятнышек. Загремел гром на небе, зашумел ельник. А из-за облака показался Сокол, весь белый, клюв серебряный, глаза янтарные. Подлетел Сокол к Медведю, махнул крылом – и обернулся Медведь Мужем – сильным, красивым, с добрым взглядом и чистой душой.
Вздохнул Муж облегченно, встряхнул копной волос русых, залюбовался радугой. А потом склонился до самой земли, поднял Божью коровку, Соколу ее показал. И не склевал Сокол малую букашку, а махнул над ней своим крылом. Обернулась Божья Коровка Женой. Красавица небывалая, маленькая, хрупкая, но во всей стати такая сила чувствуется - и Медведь посторонился бы.
Открыла Жена глаза – голубые, лучистые, как звезды сияют, только от их света и тепло, и спокойно становится. Огляделась, восхитилась радугой, удивилась Мужу.
А Муж ей говорит:
- Смотри, смотри, Божья Душа, - твое добро взошло, урожай собирать можно!
Поняла тут всё Жена, протянула руки Мужу, улыбнулась. Выскочили из-за елки лисята – как зачарованные на пару глядят, лапками перебирают. И как будто узнали в Жене подружку свою бывшую – подошли поближе, спрашивают:
- Чего же ты раньше букашкой прикидывалась? Или перехитрить кого хотела? Так-то оно лучше быть – побольше да посильнее…
- Ой, глупые, глупые, - засмеялась Жена, - Божьей Коровкой быть тоже счастье! Ею все любуются, все с ней разговаривают. А вот с неба меня в наказание сослали – за то, что Заре позавидовала, красоте ее и молодости.
Думала я, что уже всегда Божьей Коровкой буду в ельнике да на опушке жить. А вот судьба по-иному сложилась…
И она прильнула к Мужу, обвила его руками, засмеялась еще звонче:
- Ну что – съел? Теперь не смахнешь меня с носа, и пятнышками не отделаешься, я к тебе с неба свалилась – на земле жить будем!
Муж, не долго думая, поцеловал Жену прямо в губы – чтоб болтала поменьше. Помахал Соколу, подмигнул лисятам:
- А вы, хитрюги, не шалите слишком. А то еще лес подожжете рыжими хвостами…
И пошли Муж с Женой – рука в руке – на опушку. Построили там себе домик, украсили его цветами. Каждое утро около их домика всходила радуга. А каждую ночь на небе показывалась звездная Лиса, Волк, Медведь и даже Конь. Они светились, подмигивали, но казались слишком далекими и холодными…

Март 2010






 
Категория: Сказки. 13-я остановка | Добавил: diligans
Просмотров: 437 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]