Инна ЗАСЛАВСКАЯ
10.03.2014, 11:34


 ИННА  ЗАСЛАВСКАЯ

 

                   

 

        Коломенское 

Сверху вниз – к реке за косогором.

Снизу вверх – под стрельчатую сень

Храма Вознесенья, на котором

Задержался нисходящий день.

А потом – все глубже в пестрый сумрак

Веток, достигающих земли,

Где гниющих яблок теплый сурик

Трогают усталые шмели.

А потом – под сводами аллеи,

Не спеша, до призрачной черты,

За которой все смелей и злее

Голоса вечерней маеты.

А потом – к решетчатым воротам,

Запирая время на замок,

И попасть за ближним поворотом

В оцепленье бешеных дорог,

Проносящих по ночным сосудам

Кровяные шарики огня:

Белые – ко мне из ниоткуда,

Красные – куда-то от меня.

                                      2007 г.

           

         Золотоноша 

Золотоноша, Золотоноша,
Пестрый венок захолустного рая:
Вешнего цвета сквозная пороша,
Рослых подсолнухов стать золотая,
Девичьих тел наливная упругость...
Золотоноша - бабкина юность.

Жизнь сплетена в городке небогатом,
Как испеченная к празднику хала.
Пахнут садами укрытые хаты
Рыбой еврейской, украинским салом.
А уж родни по дворам по соседним -
Золотодушной, золотосердной!...

Звоном червонным манящее слово:
Кажется, веки сомкни и услышишь,
Как малоросская сладкая мова
Перекликается с плачущим идиш
Птицами памяти из поднебесья...
Золотоноша - бабкина песня.

Загромыхали железом погромы,
Ветры, хмелея от пролитой боли,
Гнали по свету людскую солому...
Золотоноша - бабкина доля.
Нет, не бывала она золотою
С тою войною, с тою бедою.

Золотоноша - бабкино имя:
Сладость малины, горечь полыни,
Вышитый солнцем полдень далекий...
Золотоноша - сердца истоки.
                        2008 г. 

                                   

                          ***

…И запах скошенной травы, прощальный запах увяданья

Тебе поведает о том, о чем не скажется в словах:

Как изнурительно больны, неизлечимы опозданья,

Как лихорадочно знобит упущенное впопыхах.

 

Ещё не холодно. Ещё цветов подбрасывает лето,

И не заношен до седин наряд высокой синевы,

И зимних бабочек рои еще не вылупились где-то,

Чтобы обрушиться на мир… Но запах скошенной травы

 

Тебя преследует, идет вслед за тобой от дома к дому,

Он пробирается в подъезд, в квартиру входит без ключа.

Как будто просит вспоминать о чем-то прежде незнакомом,

Что невозможно оживить, осилить, заново начать.

 

И эта срезанная жизнь, уже подернутая тленьем,

За твой цепляется подол, но, не склоняя головы,

Ты пролетаешь над землей, горя незрячим нетерпеньем

И за тобою – пустота. И запах скошенной травы.

                                                                  2010 г.         

                                                                          

                         ***

Среди сюжетов переменчивых,

Разноязыкой глухоты

В метро увиделась мне женщина

С лицом музейной красоты.

 

Она сидела на скамеечке

С гитарой-сверстницей в руках,

На плечи, хрупкие по-девичьи,

Наброшен был цветастый прах.

 

В глазах,  нуждою обрисованных,

Не стыли слёзы напоказ,

И, никому не адресованный,

Звучал томительный романс.

 

А голос - дребезги хрустальные –

Был выше хворей и сует,

И стыдной плошки, где печальная

Застыла пригоршня монет.

 

Отгородясь от унижения,

Поверх голов стремился взгляд,

И пальцев сухоньких движения

Не попадали пенью в лад.

 

Нет-нет, не ради подаяния

(Не проживешь на те гроши) –

Романс звучал  как  оправдание

Изголодавшейся души!

 

Но в отстраненной той певучести

Упрека не было толпе,

А только вызов смертной участи

И дань изведанной судьбе.

                                2012 г.


                  ***

Веселья блеск и притяженье
Изящно оголённых спин.
И пузырьковое броженье
Закованных в бокалы вин.
И стаи бабочек, уснувших
В углах тугих воротников.
И разговоры – слушай! Слушай
Витийствующих игроков!
Тяни улыбку, сыпь остроты,
Скрывай неловкость в мишуре,
Порою забывая, кто ты
В предложенной тебе игре:
Среди успешных, беспечальных –
В чужое ряженый простак.
За чередой дверей зеркальных
Жизнь развлекается не так!
Там праздники не столь красивы,
Зато куда понятней суть
В словах: «Отснято. Всем спасибо!
Массовка может отдохнуть».
                                    2010 г.

 

               ***

В короткой сцепке бытия
Живут бок о бок эти двое,
Вполне обычная семья –
Больная мать и сын в запое.
Она – вдова, он не женат –
Не нужен женщинам и даром.
В их доме крепкий аромат
Валокордина  с перегаром
И бесконечное кино
О том, как спирт сжигает душу.
Она бутылки прячет, но
Их отдает, иначе – хуже.
Но хуже некуда. Врачи
Свинцовой правды не жалеют.
Она болеет и ворчит,
Он -  матерится и болеет.
Настойка злобы и вины
Страшней похмельного недуга.
Они друг другу не нужны.
Они прикованы друг к другу,
Покуда смертная страна
Из них не выберет кого-то.
Но одному зачем она,
Уже бесцельная, свобода?
                                    2013 г.

  

                  ***

О, как мучительны поминки

По не родившимся стихам,

Когда внезапно, без разминки,

Разбег, отрыв, полет – и там

Без принуждения, как птицы,

Едва заслышавшие зов,

Парят свободно вереницы

Друг друга отыскавших слов.

Но взлет отложен. И движенье

Созвучий, их живую связь

Нащупываешь, с притяженьем

И отторжением борясь.

Лекалом проверяешь строчки

И метрономом – каждый такт,

Пока стальные молоточки

Стучат в висках: «Не так, не так…»

Тогда – отбрось, забудь, не кайся

В том, что огонь ушел в золу.

Но никогда не отрекайся

От крыльев, брошенных в углу.

                                  2006 г.  

 

                   ***

Зачем для постиженья бытия

Рассыпанные радугой осколки?

Подцвеченная ими, жизнь твоя –

Открытка глянцевитая, и только,

Где, слитые в одно, полутона,

Тончайшие нюансы и оттенки,

Едва  коснувшись зрительного дна,

Отскакивают, точно мяч от стенки,

Мгновенье будоражат, а потом

Цветной волной смываются с сетчатки.

И только аскетичный монохром

Надолго оставляет отпечатки:

Открыт до самой плоти, обнажен,

Не прячет боль и страсть в спектральных шорах,

И каждый штрих прорезан, как ножом,

И каждый блик – как магниевый сполох.

Вглядись в него и ты познаешь суть,

Не требуя подкрашиванья линий.

Ну, может,  только зелени чуть-чуть

И – понемногу - красной, желтой, синей…

                                                    2012 г.

 

               Абхазия,  осень

Спускается с гор опостылевший дождь,

Такой неуместный в приморском эдеме,

Где, кажется, бросишь засохшее семя,

Былинку увядшую в землю воткнешь, -

И вырастет сад, и возвысится лес,

И выгнет лоза плодоносную спину,

И солнце, взойдя золотым мандарином,

Уже никогда не покинет небес.

 

Но тут запустение, влажная мгла

В глазницах давно обезлюдевших окон.

Покончив с раздорами, жизнь прилегла

На берег, свернувшись в неряшливый кокон,

Да так и лежит в полусне двадцать лет,

Кормясь только летом курортною манной,

И ветер, круша золотарника цвет,

Шныряет в полях, как в дырявых карманах.

Бредут по шоссе вереницы коров,

Бесстрастно глядят на пейзажи разрухи.

На рынке, над горками местных даров

С утра  поджидают купцов молодухи…

 

А больше здесь нечего делать. Зима

Уже подбирается к горному кряжу,

И даже собаки на вымершем пляже,
Томясь от безделия, сходят с ума.

И все разговоры о том, что  война –

Исток и причина такого упадка,
Но спится в эдеме до одури сладко,

И так тяжело отрекаться от сна.

                                                 2013 г.

                    

             ***

Ничего от меня не останется,

Только этот заросший сад,

Где, к стене привалившись, старится
Мной посаженный виноград,

Где истерты скамейки дОчерна

У расшатанного стола,

Где любая травинка дочерью

И подругою мне была.

Как упорно и свято верим мы,

Что завещанный нами труд

Не накроют бурьяны времени,

Мхи забвения не забьют.

Что в наследных руках продолжится

Он, как прерванный разговор.

Отчего же душа тревожится,

На соседский взирая двор?

Там когда-то пестрели красками

И цветы, и кусты смород,

Но, хозяйкою не обласканный,

Он дичает который год.

Всей роднёю давно заброшенный,

Под забором лежит, как бомж,

И в его бороде некошеной

Только ящериц ты найдешь.

                               2013 г. 

 

                      *** 

Снег подтаявший в угольных трещинах

И окно, обращенное в сад.

Там, в окне две нестарые женщины

За столом новогодним грустят.

Водка выпита – капля на донышке.

Разговоры – поминкам сродни.

Разведёнка и ранняя вдовушка,

Дети выросли – вот и одни.

Подперев подбородки ладонями,

Повторяют опять и опять,

Что еще один год проворонили,

Не смогли себе счастья сыскать,

А его ведь по-прежнему хочется.

Не выходит мотив из ума:

Кабы знать, кабы ведать, чем кончится

Непонятная эта зима,

Что не может никак расфасониться,

Грязной лужей лежит у дверей.

По ночам то мигрень, то бессонница.
Хоть бы внуков дождаться скорей,

И была бы забота полезнее,

Чем изжога да боли в боку.

И чего это всё про болезни мы?

А давай-ка заварим чайку!

Пахнет в комнате сдобой, геранями,

В старых чашках чаинок игра.

И душе, хоть и сильно пораненной,

Помирать не настала пора.

                                   2014 г.

 

                                       

                    ***

    

                       А ночью ангел светозарный
                       Над крышей пламенел амбарной
                       И клялся мне, что до высот
                       Мое он имя вознесет!
                                   Марк Шагал


Дымом подкопченная серая зима.
Улица мощеная, струпьями дома.
Мир, заветом связанный до скончанья лет -
Здесь на все фантазии праведный запрет.
Привязь местечковая строже хомута.
А глаза прикованы радугой к холстам:
Бытность захолустная обретает цвет
Вьющихся без устали радостей и бед.
И еще - масличные девичьи зрачки,
Взмах подобной птичьему крылышку руки.
Звери изумленные вскидывают взгляд,
Видя, как влюбленные в облаке летят.
А внизу - одетые чешуею крыш,
Движутся рассветные Витебск и Париж,
Взбитые сиреневой пеной вечера,
В лунном оперении купол Опера’,
Звездными соцветьями пышут витражи...
На краю столетия спит большая жизнь,
И ее таинственный светозарный сон
Ангелом из Витебска в небо вознесен.



Родилась и  живу в Москве. Закончила факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова. Стихи пишу с юности.  Автор двух поэтических сборников – «Лейтмотив движенья» (М., 2009 г.) и «Время поэта – осень» (М., 2012 г.). Мои стихи публиковались в коллективных сборниках, в том числе, «Час поэзии» (Москва, 1965 г.), «Поэзия творчества» (Рязань, 2008 г.),  в литературных  альманахах « Золотая Ника» (Одесса, 2010 г.), «Свой вариант», Луганск, 2012 г.),  «Многоцветье имен» (Донецк, 2012 г.), «Муза» (Москва, 2013 г.), в ряде интернет-изданий.  Член Союза писателей Москвы. Одна из организаторов и постоянная участница литературно-музыкального салона «Шапировские вечера» при Центральном Доме Архитекторов (ЦДА, Москва).

Категория: Поэзия. Том II. | Добавил: diligans
Просмотров: 411 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]