Главная » Файлы » Поэзия. Том II.

Катерина ИВЧУК
08.07.2014, 14:53

 

                                               

                                                                      КАТЕРИНА  ИВЧУК

 

 

 

                           ***

                                                  Дэну Ересову

 

Мир безобразен и беден и строг

У того, чей перевернулся, плывя бурной речкою плот…

У того перевернулся плот,

Кто совладать с течением черной и быстрой реки не смог,

Рыбам на корм, с Речкой – на Ты – выходя…

Чтобы не вглубь, не ввысь…

Метко – в себя…

 

Плот – был, …уплыл

Теперь – же крепко держись

Выноси – вода…

 

Ты ли не сыт был вчера?

Черствым был хлеб?

Мало халвы?

 

Судьба…

 

Ты думал плод – твой?

АЗЫ ЕСМЬ ТЬМА?

Зри – али теперь мало

Тебе воды?

 

Пища была,

Будет ли день

Завтрашний?

 

Шли письма

В ночь…

АЗЫ ЕСТЬ ДЕНЬ?

АЗЫ ЕСТЬ СВЕТ?

 

Сравнивай дни –

Не найдешь

Такой в точности…

 

Друг мой,

Волос ни седых, ни упавших

Не нужно считать…

 

Будет ли Цезарь,

Будет ли Кесарь,

Будет ли циник

Циничным точь-в-точь,

 

Где-то в ИМПЕРИИ

Третьего Рима

 родится у тебя дочь.

 

 

             ***

                                               Андрею Тарковскому

 

Лунатиком

бреду

в ночи

в рубахе

белой.

 

Иду на

зов,

иду на

лунный

блик.

 

Среди

кричащих,

шумных

воробьев,

 

Я рос

на дереве

упругою,

зеленою

Омелой.

 

Прими

как

исцеление.

 

Прими по

капле,

мой белый,

липкий

яд…

 

Вкус горечи

плодов

моих.

 

          ***

                                                Наташе Назаренко

 

Словно Врубеля Демон ты,

Все из памяти тебя

Пытаюсь вычеркнуть,

Проступают твои черты…

 

Белый Лебедь Небесный,

Ясноокий Пан,

Сколько раз я с тобою воскресла

 

Моя память больна тобою –

Плащаница Туринская ран

 

Проклятие ли, испытание ли,

Путь?

 

Духа твоего заслание

Мне не дает уснуть,

 

Душно, мало воздуха,

Таблетки и

Больничная суета,

 

Я была до избытка тобою

Наполнена, а теперь

Словно сдувшийся белый шарик –

пуста…

 

Ты бездомен и я бездомна,

Разве что-нибудь есть у нас?

 

Мироточащая икона –

Это бездна звезд бездонных

Голубых твоих глаз.

 

Может, я умерла?

Или я живу,

А просто этот мир закончился?

Или сплю?

Это – сны мои?

Лебедь ли призывно

Машет крыльями?

Или в предсмертных муках

Дэмон скорчился

– Лебедь с головой змеи.

 

    ЧАТЫРДАГ

В городе мы все

Практически безгрешны,

А, идя по лугу, вдруг

Осознаешь, что ты «вандал».

Земля не терпит спешки.

Утратил бдительность,

Задумался-разрушил

Муравейник,

Сотню крокусов

Невинных истоптал.

 

 

      ЛОШАДЬ

                                                 Дэну Ересову

 

Летела лошадь над лесами,

                           Летела лошадь над полями

                                          

Над реками она летела…

                               Летела туда, куда давно прилететь хотела…

 

Вышел месяц – ее в свою жемчужную упряжь пытался взять…

Не сумел…ее быструю, не сумел ее белую – догнать.

Звезды след ее – замели, насыпали много серебряной пыли…

Проскакала за день всего только четыре мили.

Всего только четыре мили…

Ускакала она за гору высокую спать в каменную кровать…

– Баю- баю- баю – бай! Баю – баю-баю-бай! Баю – баю-баю-бай!

 

Лошадь спит – ухом ведет и ей снится Большая Черная Кобылица, вскармливающая небо…

– Баю- баю- баю – бай! Баю - баю-баю-бай! Баю – баю-баю-бай!

 

Солнце вышло. В гриву ее лучи  красные заплетать стало.

Она проснулась, разбежалась – заклубилось, вспенилось желтое одеяло…

 

Летела лошадь над лесами,

                           Летела лошадь над полями,

                                            И над морями летела…тоже.

А люди тыкали в небо пальцами и говорили –

«Смотри, как на лошадь-это облако в небе – похоже!…»

 

 

   ДЕМЕРДЖИ

На вершине горы

Я легла и задумалась

– где мой дом?

Не нашлось такого места…

Дом в Отцовском гнезде,

– в облаках?

Он – в полете Орла?

В цветущем «Шафране»

– в ущелье?

– Кто я?

Я не та…,

Я совсем не та,

За которую…

Я – «Незнайка», – мой дом

Давно моя мама сожгла

– он картонный…

Мои мысли теперь совсем

Ушли в облака, – испарились

Им не нашлось во мне места…

Дом – в изломах души,

В тихой заводи сердца.

 

           ***

Голова и сердце

снова подводят меня,

Катангенс с Тангенсом

никак не сходятся.

 

Математик навеки

во мне уснул…

 

Перечитываю «Кобзарь»*,

Подаренный мне дедом,

 

В нем истину ищу простую,

Которая всегда приходит

Голодной и

Раздетой…

___

*«Кобзарь» - книжка украинского поэта и художника Т.Г. Шевченко.

 

 

         КРУШЕНИЕ

                                        Валентине Голощаповой

 

Рифмоплет,

пренебрегший

ритмом,

размером

и

рифмой.

 

На ветру

он парит,

словно парус,

не стянутый

рифом.

 

Словно парус,

не стянутый

рифом

парит

на ветру.

 

Его сносит

волной

напрямик

к темным

сумрачным

рифам.

 

Вот корабль –

расколотый

в щепки

орех.

 

Вот на суше –

измучен

лежит

человек.

 

Рифмоплет,

пренебрегший

ритмом,

размером

и

рифмой.

 

В голове его – ветер,

в волосах его – ветер.

Он парит…

Словно парус,

не стянутый

рифом.

 

 

85-й

Весна…

Мы с бабушкой

с утра

стоим

в очередях

и учим

буквы.

 

– Катя, это –

«ГАСТРОНОМ».

Читаю –

«ГА-СТРО-НОМ».

 

Это –

«МАГАЗИН».

Читаю –

«МА-ГА-ЗИН».

 

Читаю –

«МО-ЛО-КО»,

«ХЛЕБ».

 

Вдруг старик

Кричит –

«Женщина,

куда вы

лезете?!»

 

– «Мне батон

купить

и только.

Дома болен

сын».

 

– «Женщина,

мы все

больны,

займите

очередь!».

 

Так день

За днем.

 

Батоны,

буквы,

гастроном.

 

Вечером

мне бабушка

рассказывает

про Ленина.

 

О том, как

он был

в ссылке,

как любил

детей…

 

А на ночь

учим

«Отче Наш»

на память…

 

Две тысячи

одиннадцатый год.

За окнами – капель.

Весна.

Бабули нет уже

пятнадцать лет.

 

Пишу,

тетрадь мараю.

Строка к строке –

сыр, молоко,

батон…

Все это

повторять

я не устану…

 

И в церкви

«Отче Наш».

 

И Ленин

в мавзолее

вечно жив.

 

И мама

дома

моет

раму.

 

 

ДАЧНЫЕ ЗАМЕТКИ

Ночью под Киевом –

 тишь…

Светлым туманом полей –

в белой испарине –

загнанный конь –

притаился в траве.

Еле дышит…

 

Аист,

сросшийся с веткой,

в раздумье склонился –

так величаво –

и замер в молитве.

…А может, охотится.

На неудачливых росомах,

тучных, коричневых жаб…

 

Ночью нет ничего.

Все только кажется, видится…

Вот минарет

догорает в лиловом закате –

днем

лишь труба «Укртоплехимпрома»…

Ночью

мир так распахнут,

широк,

неограничен…

Днем

все узко,

быстро,

стремительно.

Так знакомо…

 

                  ***

Как сохраняет свои ягоды

шиповник,

так я бываю острой

и колючей…

 

Застыли лужи,

Пронизывает морось

осени.

Стоит другая дверь,

Не подобрать ключи…

 

Через десяток лет,

я снова вижу дачный,

виноградный,

домика многоугольник…

 

Как медленно заходит солнце

в детстве.

С каждой утратой этого

становится больней…

 

Есть однолетние растения,

есть – многолетние.

Куда тут деться?..

Есть дедушкино терпкое вино,

благоуханье бабушкиных роз…

 

Прилипчивый

и надоедливый лопух,

растрепанная,

вся в грязи,

босая,

я иду домой.

И мухи

кружат в суете

навозной кучи.

 

Прости меня,

прости меня,

Прости…

Бываю я такой

несносной.

Бываю я такой

колючей…

 

                      ***

Что опечалилась, рыжая вишня?

Ветер твою обрывает листву?

Все меньше солнечных осталось дней?

Обрублен палец на руке твоей?..

 

Уходит даже солнце.

Ненадолго –

до утра –

во тьме

свое слепое счастье

пеленать…

 

Придет тепло.

И станет детвора

ломать

твои склонившиеся ветви…

 

Ребенок –

это как ответ

в холодном и немом вопросе

смерти.

 

            ***

Под дарующим влагу

Небом –

Что может быть

Покорнее зерна,

Лежащего

В грязи на поле.

Покойного

В себе –

Не зрящего о

Том, что станет

Хлебом…

 

          ***

У природы все

Так как нужно…

Все ко времени и

Все впопад.

И тополиный снегопад

И душистые грозди сирени,

Те, что были не сорваны –

Завяли и потускнели –

С новым маем

Завяжутся и на

Крыльях пчелы в

Небеса полетят.

Вот густой на поляне пырей,

И за ним почти не виден

Желторотый одуванчик –

Одиночка-мальчик.

Но вот уже он сорван –

Ветер подхватил и уносит

Вдаль его седое семя.

У природы все впопад.

У природы все ко

Времени.

 

 

КАТЕРИНА ИВЧУК

Родилась в Киеве в 1982 году. Произведения опубликованы в альманахах «Юрьев День», «Каштановый дом», в журналах «Золотой век», «Кольцо А» и др. Автор сборника стихотворений «Алеф» (2010). С 2014 года – состоит в Южнорусском Союзе Писателей.

 

 

 

 

Категория: Поэзия. Том II. | Добавил: diligans
Просмотров: 303 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]