Григорий Самуэльян
07.09.2011, 13:12






                                                                        ГРИГОРИЙ САМУЭЛЬЯН И ИННА БОГАЧИНСКАЯ

   " ...с недавнего времени среди моих друзей-проводников появилась книга Григория Самуэльяна «Анатомия мысли», любезно подаренная мне автором в прошлый свой приезд. Постигая её, ты начинаешь учиться наполнять свои мысли Светом, – ведь сегодня никто не станет спорить с тем, что наша мысль материальна. Но, спорить-то  мы перестали, а вот правильно мыслить так и не начали. Мы не всегда контролируем свои слова и поступки, а уж мысли...
Машем рукой – никто не узнает, и по-прежнему думаем одно, говорим другое, а делаем – третье. Но мир наш зеркален, и получаем мы в отражение ( в ответ) прежде всего то, о чём думаем. Каково оно, это отражение, описывать нет надобности – всё и так предельно ясно. Мы по-прежнему лечим следствие, а не причину болезни. А причина всего одна – нужно жить не по придуманным человечеством законам, а по тому единому Закону, которому подчиняется Вселенная. Мы же только и занимаемся тем, что нарушаем и подминаем под себя, под своё «удобно-неудобно» этот Закон. Единственное, чему мы научились, так это лицемерию.  Верим напоказ, живём напоказ, уделяя внимание внешнему, иллюзорному, больше чем внутреннему, настоящему. 
Если прочесть «Алые паруса» Александра Грина, то можно увидеть лаковую, яркую картинку – лубок, украшенную розовыми завитушками…    А можно почувствовать настоящее, светлое, чистое, которое и было «алыми парусами» для писателя. Но мы ленимся видеть, мы предпочитаем просто смотреть.                                                                                                                                          
Вот и темно на нашем Пути, вот и тревожно, одиноко в «лодке наедине с собой. Но на помощь приходят книги.  К силе духа, которой пронизаны строки Инны Богачинской, добавилась сила мысли Григория Самуэльяна.
В моей «лодке» стало светлее… А в вашей?"


                                                   АНАТОМИЯ МЫСЛИ
                                                 

                                                            Однажды мы встанем почтить

                                                                     минутой молчания память погибших

                                                       иллюзий, а потом скажем:

                                                                «Да здравствует реальная жизнь,

                                                                   в которой действительно есть всё:

                                                              и счастье, и радость, и любовь.

                                                                    А самое главное – независимость от

                                                                       предметов и людей, которые нам это

                         несут».

 

 

                                    Введение

 

   Эта книга не является суммой рецептов и рекомендаций на разные случаи жизни, или

желанием автора приобщить читателя к каким-либо таинственно-мистическим учениям, вроде «секретов Древнего Востока» или «тайных доктрин Великих Посвященных». Бессмысленно было бы прибегать и к даче полезных советов, которых найдется у каждого в избытке.

Это, скорее, можно было бы отнести к текстам, описывающим личный опыт в открытии для себя того мира, который обычно считают загадочным, но который, окружая нас каждый день, на протяжении тысячелетий побуждает людей искать ответы на вопросы о месте каждого в жизни и о слагаемых этой жизни.

   Метод этого поиска у каждого выстраивается на основе определённого научного, религиозного или философского направления, которое используется как первичный инструмент для ознакомления с почти незнакомым для нас миром и создания опыта, который потом возможно описать в определённой форме и дать этому объяснения. Неожиданное прикосновение к этому миру, которое несёт в нашу жизнь, множество необъяснимых явлений среди привычных для нас одушевлённых и неодушевлённых предметов, вызывает испуг и растерянность в попытках объяснить их с помощью известных понятий и научных концепций. Люди творческого круга – художники, музыканты, поэты, писатели и актёры – часто открывают для себя свою дверь в этот мир, но в их сознании он присутствует, как правило, в виде ощущений и образных конструкций. Им гораздо легче выражать своё восприятие этого мира  не в виде конкретных названий или системы, а описанием своих ощущений и переживаний, используя язык музыки, красок, движений или словесной метафоры. Для остальной части человеческого общества эта ситуация создаёт ощущение, что мир, о котором мы говорим, доступен лишь ограниченному кругу людей, наделённых особыми способностями. Поэтому, большинство людей предпочитает не занимать свой ум размышлением о нём, и убеждает себя в том, что ничего реального в этом нет, а всему начало есть воля человека и его желание выбирать определённые цели, допуская элемент случайных совпадений. По этой причине, когда людям предлагают создать какую-то ясность и упорядоченность в своём сознании, подумать над тем, что они делают и как это связано с событиями их жизни и их собственным состоянием, то они нередко отмахиваются: «Это всё теории» или «Это теоретически… Это не осуществимо в реальности».

Представьте себе, что вы родились и живёте в комнате, в которой не видно ни окон, ни дверей. Вы не догадываетесь о том, что находитесь в некотором замкнутом пространстве, окружённом стенами, потому что кто-то водит вас, за руку и показывает, куда надо идти.

Вы привыкаете ходить так, но наступает момент, когда вы, столкнувшись со стеной и пережив боль столкновения, начинаете искать способ избежать этого столкновения вновь. « Так живут все, и все ищут свои способы не сталкиваться со стенами» - думаете вы. Но однажды, столкнувшись с ней в очередной раз, вы начинаете думать о том, что за этой стеной есть что-то ещё, и понимаете, что ваши страдания связаны с наличием стен и незнанием этого чего-то ещё. Затем вы обнаруживаете, что в этом месте стены есть дверь и, открыв её, вы видите яркий, живой, радостный мир, где всё для вас знакомо и не нуждается ни в каких, объяснениях. Тут же вы обнаруживаете следующую дверь и, открыв её, видите другую картину, но всё такого же насыщенного, прекрасного мира. Потом вы открываете третью, четвёртую и так далее двери и обнаруживаете, что вся стена состоит из дверей. Когда же вы откроете все двери, то видите, что никакой стены нет, это была иллюзия. Оказавшись на свободе, вы видите то место, где была ваша комната, и видите комнаты других людей, по которым они бродят, вырабатывая разные способы защиты от столкновений со стенами, и учат этому своих детей. Какое желание посещает вас, в первую очередь? – Рассказать об этом всем остальным. Так родилась идея этой книги.

   Мир, о котором идёт речь, называют «тонко-материальный», подчёркивая этим необходимость применения иных механизмов нашего сознания, которые более чувствительны – «тонки», а значит, более подвижны и требуют определённой работы над собой для умения ими пользоваться. Данное понятие будет использоваться в этой книге как известное достаточно широкому кругу людей, но не для того, чтобы описывать два разных, отделённых друг от друга материальных мира, а чтобы указать на ту часть единого мира, от которой мы отворачиваемся умышленно или по незнанию.

   Получив в руки более или менее разумно построенную систему или направление, подходящее для поиска, человек сам должен формировать свою практику, причём в самых обычных житейских делах, опираясь на усвоенные им законы построения этой практики. Стремление же получить «готовое блюдо» из чужих рук, превращает сознание человека в инертную массу, буквально измеряемую количеством вещества, находящегося в черепной коробке. Для истинного осознания того, что изложено в этой книге, например, потребовалось не столько какое-то определённое количество времени, углублённость в источники древних культур, религий учений, и современные научные изыскания, сколько последующее проживание в обычной для нас с вами жизни всего, что было воспринято умом. Именно эта часть является самой трудной, поскольку требует «отцепиться» от того круга вещей, за которое многие, как раз «цепляются» изо всех сил, надеясь заполучить среди них безмятежное, полное удовольствий бытие. На самом деле, это «цепляние» несёт в себе тягостные и мучительные переживания неполучения или потери, страх отнятия кем-то, кто «цепляется» за то же, зависть к тем, кто уже имеет, враждебность ко всем и всему, что препятствует притягиванию и удержанию желаемого. Видя это, но не желая признавать сей факт, человек погнался за механизацией и техническим усовершенствованием  своей жизни, быстрым получением результатов с ярко выраженными эффектами, и это привело к тому, что человек во многом заменил свои естественные связи с окружающим миром техническими устройствами и искусственными веществами. Он покинул то, что является его истинной тканью, наделав кучу ошибок.

      Чем наполнены наши мысли, и как их содержание отражается на том, что происходит с нами? Каким является наше сегодняшнее сознание: истинным или это имитация истинного? Что и кто способствует нашему настойчивому стремлению избавлять себя от действительно счастливой и здоровой жизни – об этом пойдёт разговор в данной книге.

 


                                                   Часть первая

         Что способствует нашему

          стремлению делать так,

       чтобы избавлять себя

        от здоровья и счастья

 

                                     Глава 1

                    Предметный мир нашего сознания и внутренний опыт

 

   Перед тем, как мы перейдём к основным главам, давайте разберёмся: что такое мир, который мы наблюдаем. Что мы видим? Как мы понимаем то, что видим? Это то, что является действительно реальным миром, или же это всего лишь оттиск, отпечаток в нашем сознании, характер которого к тому же зависит от построения порядка вещей в нём каждым из нас в отдельности?

Если говорить языком физиологов, то всё наше восприятие – это поток нервных импульсов от различных внутренних и внешних частей тела, которые потом анализируются в центрах коры головного мозга. То есть, мы не можем получить полноценную информацию, пользуясь только потоком нервных импульсов разного характера.

Сумма этих нервных импульсов комбинируется в различные ощущения, которые затем вызывают ответную реакцию – физическое движение, эмоцию или то и другое вместе. Мы часто пытаемся делать глобальные выводы и умозаключения, решая вопросы своей судьбы, своего предназначения, но разделять при этом себя самих и всё остальное по принципу «должно быть - не должно быть», пользуясь, фактически, лишь этими импульсами. Как ни странно, при том, что многие из нас, понимая это, настойчиво продолжают судить о правильности своих поступков в отношении всего остального и взглядов на многие вещи, опираясь на, фактически, не мир реальности, а «сигнальный» мир своего мозга. Чтобы у вас не сложилось впечатление, что вам желают внушить мысль о бесполезности и несовершенстве нашего тела, перейдём к объяснениям.

Каждая языковая группа людей называет один и тот же предмет по-разному. Название, как таковое, не принадлежит самому предмету, а дано ему человеком и является производным его рассудка. Например, если человеку приставить к глазам микроскоп и дать посмотреть на поверхность, то он увидит не стол, а микроскопические частицы, из которых он состоит.

Это не будет предмет под названием «стол», а это уже будет сумма предметов, которым мы, соответственно, даём другие названия. Стол при этом как реальность присутствует, но он исчезает как предмет, понятие «стол». Пока человек не перенёс свою точку наблюдения в Космос, он не мог точно знать, как выглядит планета Земля. Таким же образом от нас скрыта и иная предметность видимого мира из-за той или иной степени ограничения способностей нашего восприятия. Это был пример только наших зрительных способностей. Другие органы восприятия обладают своими ограничениями. Таким образом, предметный мир меняется в зависимости от способа восприятия того или иного существа. Поэтому, высказывание мудрецов Древнего Востока «наш мир – это иллюзия», по-видимому, появилось среди людей, понявших обманчивость мира предметов. К этому высказыванию следует добавить «осязаемый мир», поскольку мир сам по себе – это не иллюзия: исчезают предметы, как и их названия, но не исчезает реальность. Так же, очевидно, следует понимать йогические принципы о непривязанности к вещам, поскольку одушевлённые и неодушевлённые предметы обозначают присутствие реальности и всегда находятся в связи, которая  не открывается человеку сию же минуту, а требует времени, чтобы нам стало понятно, почему те или иные предметы составились в такой ряд событий, а не в другой. Чаще же всего человек начинает искать смысл в происходящем сейчас или сегодня. Но опирается он при этом на обманчивый мир предметов и их названий. Затем человек связывает  это со своими желаниями и волей, которыми он устанавливает свою шкалу ценностей. И, наконец, он видит это как единственный путь отношений со всем, что его окружает. Можно предвидеть вопрос: «Так, зачем же тогда нужно такое восприятие, если оно несет нам иллюзорный мир – продукт себя самого?» Выдавать признаки присутствия реальности в виде предметов – это его свойство, поэтому нам трудно представить мир, реально существующий вне этих предметов. Но человеческое сознание, естественно, не исчерпывается только видением предметов, иначе не появлялось бы сомнений, не возникало бы стремления к развитию. То есть, у нас существует и другой тип восприятия. Мы называем его подсознательное мышление, «шестое чувство», интуиция и т.д.

Оно проявляется в виде определённого ощущения или побуждения к действиям, которые оказывается единственно правильными в дальнейших событиях. Мы часто незаслуженно пренебрегаем им, и вспоминаем о неожиданной своей прозорливости лишь в некоторых случаях.

Наверное, почти каждый из нас может вспомнить случаи такого ясновидения, которое, посещало одних из нас во сне, других – наяву. Этот тип восприятия, таким образом, «видит» мир глазами другого измерения ( об этом чуть подробнее будет сказано в другой главе). Между этими типами восприятия такая же разница, как в примере с рассматриванием стола через микроскоп и обычным способом. Если, к примеру, тот, кто видит стол целиком, скажет о том, что он видит, то из тех, кто привык видеть стол в микроскоп, одни обвинят его в идеализме или склонности к фантазиям, а другие назовут феноменом и будут стремиться подражать ему.

Лишь немногим придёт мысль, что, возможно наблюдаемое ими непосредственно – лишь жалкий отголосок того, что существует на самом деле, и лучше учиться видеть больше, чем гадать о том, какое отношение имеет наблюдаемое в один отдельный момент, к тому, что мы видим в другой. Для чего потребовалась это объяснение.

Заблуждение, которое почти поголовно встречается, - это попытка определить, чем является событие, и как надо поступить. Мы пытаемся выяснить эти вопросы сразу, хватаясь за определённое событие, иногда даже за отдельный предмет или человека. Если, например, у вас происходит с кем-то конфликт в течение 5-10 минут, то вы решаете, что всё дело в человеке и его поведении в данный момент. Ваше внимание при этом полностью сосредоточено на отдельном факте, в отрыве от всего предшествующего и последующего. То есть, на самом деле, конфликт начался не в те 5-10 минут, а тогда, когда воля ваших желаний расставила мир предметов в своём порядке их значения и приготовилась бороться со всем, что противоречит вашему порядку. Человек удаляется в созданное им виртуальное творение, определяя то, какова его роль в этой жизни, и какое значение имеет всё, что он видит вокруг, и своё пребывание в этом. Желая, с одной стороны, найти правильное решение для себя или кого-то, с другой стороны, этот человек оказывается, в целом, не способен это сделать, что, в конце концов, порождает ещё большую путаницу. Это связано с тем, что в нашем сознании преобладает тип мышления в виде «замороженных» моделей, рождающих матричное поведение, то есть, как у запрограммированного механизма. Поэтому действия человека начинают определяться не живой реальностью, скрытой в цепочке событий, а этими моделями, которые, маскируясь под реальность, часто ставят нас в тупик несоответствием  и противоречивостью ожидаемого нами с тем, что получается в действительности.

   Всякую связь между событиями мы наблюдаем именно такой, какой её определяет наша шкала ценностей в созданном нами порядке вещей. Реальность всего существующего слита в единую бесконечность, в сплав её состояний, где всякие разграничения между ними можно установить чисто условно, подобно тому, как капля воды, упавшая в воду, не образует с ней какие-либо связи и соединения, а становится всей водой.

   Мы видим, как появляются и исчезают те или иные вещи, люди, обстоятельства, но наблюдаем мы только, как уже говорилось, предметные формы реальности, то есть, её отзвук, отпечаток в нашем сознании. Часто люди, не зная об этом или забывая, удовлетворяются тем, что пытаются вызвать исчезновение одних предметов и появление других, хотя присутствие явления реальности, в пределах которого это происходит, остаётся прежним, и характер событий, в целом, остаётся в пределах этого явления.

   К примеру, врачи современной медицины всеми силами стараются избавиться от предметности болезни, полагая, что болезнь заключается лишь в том, что доступно их наблюдению. Они получают своими методами видимость исчезновения и невосприятие предмета болезни, но само явление болезни остаётся, так как оно заключается не в группе наблюдаемых симптомов и изменений в клетках и тканях организма, а во множестве различных видов взаимодействий человека с окружающим его миром, которые зависят от его мыслей и действий по отношению к нему.

 

               * * *

 

 

   Восточные эмпирические школы накопили огромный опыт по обучению человека правильным действиям в постоянно меняющихся обстоятельствах. Их учение, в основном, направлено на восприятие именно явлений реальности вне постоянного стремления их опредмечивать. Практика «Совершенного Пути», принятая, например, в Дзэн-буддизме, имеет своей целью постичь «Высшую истину» или реальность и сделать сознание ученика независимым от предметного восприятия. Проходя этим путём и постигая это, делаешь настоящее открытие: то, что считается отвлечённым и лишённым материальности, на самом деле оказывается реальным, а кажущееся реальным является производным нашей предметной логики, бесконечного процесса колебаний между противоречиями, возникающими в сознании, скованном двойственностью восприятия. Постигаемые знания позволяют последователям Дзэн обнаружить природу различий, которые человек наблюдает, живя в мире двойственного сознания. Постигнув это, они приходят к прозрению той истины, что существует единая для всего реальность, которая и порождает в нашем восприятии множественность.

   Разум человека, заключённого в двойственность, напоминает собой воду, находящуюся в сосуде, твёрдые стенки которого не дают ей возможности принять какую-то другую форму. Но, даже приняв её, вода вновь оказывается скованной формой другого сосуда. И лишь тогда, когда эта вода сливается с океаном, она обретает всю его бескрайность и бесконечность, а не тогда, когда думают о том, что это такая же вода, как в океане. Подобное слияние происходит и у человека, постигшего «Совершенный Путь», в отличие от того, кто ограничивается одним осознанием необходимости такого слияния и построением убеждений. Конечно же, постижение «Совершенного Пути» - не единственный способ достичь этого состояния. Это лишь одна из техник освобождения от метания нашего разума между полярными точками. Состояние «слияния» переживают и другие люди, у которых оно возникает, чаще всего, непроизвольно. Особенно это знакомо людям, творчески одарённым, поскольку свои шедевры они создают именно в данном состоянии, находясь вне времени и пространства и вне мира предметов.

   В своих стремлениях всё определять в понятиях и наблюдать между ними связь, мы похожи на того, кто, играя мелодию, после каждого звука, производимого инструментом, даёт длительные комментарии к нему. Увлечение движением ко все более подробным деталям, углубление в мир всё более мелких частей видимого нами, приводит к ещё большему ограничению нашего сознания, и его двойственное содержание ещё больше овладевает нами. При богатстве внешних форм, изобилии различной информации, производимой обществом людей современного мира, внутренняя  пустота или скудность чувственно-интуитивного опыта только больше оттеняются. Для человека важно использовать свой интеллект как инструмент, который помог бы ему увидеть ту значительную часть реального мира, которая ему не видима, а не использовать его так, чтобы всё больше и больше отгораживаться от этого мира, считая это развитием или цивилизованностью. Поэтому, на сегодняшний день большинство из нас – это те, кто переставляет свои ноги руками, а вместо рук и ног, кроме того, использует протезы, гордясь техническим оснащением своего тела. Тот, кто рассчитывает на надёжность своего положения в жизни, опираясь на иллюзию неизменности условий, в которых существует желаемое им, является зависимым, а значит, и управляемым тем, кто обещает ему эти условия. Кроме того, он уверен в том, что без вмешательства воли его «Я» мир будет представлять из себя хаос. Начиная применять усилия для поддержания упорядоченности в своей жизни, но видя только предметы желаний, такой человек, в конечном итоге, оказывается перед фактом хаоса, созданного им самим. Понимая, что его усилия бесплодны и ход событий не вписывается в представляемый им образ, он начинает раздражаться, накапливать обиды и гнев, считая, что достичь желаемого ему мешают люди или условия. Усердствуя в желании достичь образца, созданного из представляемых обстоятельств и предметов вожделения в этих обстоятельствах, любой ценой, человек становится похожим на ребёнка, пытающегося достать рукой луну. Обиды и гнев такого человека возрастают, нередко даже подталкивая и на преступления.

   Такова « механика» сознания людей, у которых оно построено целиком на зависимости от предметов окружающего мира. В «ячейки» этого сознания вкраплены «идеи-программы», которые содержат в себе всю картину распределения этих предметов по степени важности и ценности для нас. Почему «программы»? Потому, что все меры ценности, важности и престижности, которыми живёт человеческое общество, практически неизменны, постоянно насаждаются в умы людей путём внушения им этих мер. Желания и действия  людей, живущих этими мерами, всегда тождественны друг другу и повторяются из поколения в поколение. Подобность их настолько велика, что невольно напрашивается сравнение с запрограммированными механизмами, несмотря на то, что каждый человек ведёт свою, отдельную жизнь и стремится к своей цели, утверждая неповторимость.

 

                                                       * * *                                                                                      

 

 

   Теперь подумаем о том, что представляет собой такое явление, как внутренний опыт, и что является его составляющими.

   Всё, что мы вокруг себя наблюдаем, как уже было сказано, - это мир предметности, вид и форма которого зависит от устройства восприятия живого существа. Всё зависит от того, в какой последовательности мы будем проходить своим восприятием видимые отдельными формы этого целого. И тогда для нас, как при создании художественного полотна, будет вырисовываться изображение того, что мы называем «внутренним опытом» и что становится контурами какой-то части бесконечного явления реальности.

   Если человек «цепляется» за видимые, отдельно взятые события, то дальнейшее их развитие он достраивает искусственно, заранее стремясь сделать выводы. Его действия становятся зависимы от предполагаемой картины этих событий и часто идут вразрез с тем, что потом происходит на самом деле. Когда же человек развивает в себе чувственно-интуитивное сознание, а значит, и особое «глубинное» зрение, которое позволяет ему узнать характер явления как целого при появлении лишь незначительных его признаков, то ему не надо совершать всю собирательную работу снова. Например, если вы знаете содержание литературного произведения, то легко определите развитие сюжета в любой сценической постановке и в любом актёрском составе. В то же время, нельзя оставлять своё внимание пассивным и обуславливать свои поступки уже виденным.

   Такой внутренний опыт, следовательно, возникает не только как идея, находка в результате системного подхода. Он создаётся ещё и в виде определённого чувственного состояния. Чаще всего это является  свойством людей творческого склада, и если значение накопленного чувственного опыта такого человека равно смыслу его жизни, то вся его деятельность посвящена тому, чтобы выразить этот опыт. Когда ему удаётся найти наиболее доступный способ выражения этого, то такой человек приобретает определённый вес в обществе как творческая личность, хотя это ещё не определяет его духовного богатства. Главное же в том, что он не только проявляет важные для себя способности, но также выигрывает оттого, что испытывает массу приятных минут и удовлетворён своей жизнью. Эта удовлетворённость связана у него не с отдельными предметами, ситуациями или людьми, а с ощущением живой реальности, где предметы лишь обозначают её присутствие. Самое же главное, чем живёт его сознание и что переживает он в своих чувствах, - это свобода до ощущения бесконечности себя как разумной энергии. Поэтому, все условные ценности и старания других людей в погоне за этими ценностями видятся ему суетой и бесполезной тратой сил. Данный человек, даже прожив недолгую физическую жизнь, наполняет её таким чувственным и деятельным содержанием, что для него это может равняться двум или трём физическим жизням кого-либо другого.

   Таким образом, способности человека, его талант, значение его труда связаны не столько с многообразием приёмов, методов или умением создавать многосложные умственные комбинации, сколько с тем, что человек дает возможность жить сознанию, которым он наделён от природы, видя неразрывность того, что мы часто любим рассматривать отдельно. Такому человеку не нужно много, чтобы охватить своим видением огромное целое, тогда как другим нужно гораздо больше усилий, чтобы обозначить множество отдельного. Не случайно, что мастерство и гениальность отражаются в умении искусно соединять простые вещи, поскольку, обладая этими свойствами, человек может видеть, что данные вещи просто никогда не были разъединены.

   На всём этом необходимо постоянно сосредотачивать своё внимание, так как любой опыт, достигнутый в результате осознания цельности материи, имеет важное значение для нас не только на уровне той жизни, которую мы считаем единственной и от которой, увы, стремимся только получать.

   Так мы можем видеть отличие людей, живущих по законам творческого бытия, от тех, кто не даёт себе быть таковыми.



 Продолжение

http://diligans.ucoz.ru/load/grigorij_samuehljan_quot_anatomija_mysli_quot/2-1-0-231


P.S. Григорий Самуэльян

Родился в Москве 13 июня 1956 года.

Учась в школе, увлёкся биологией, в частности, разделом о поведении животных. Позже, интерес переключился на природу поступков людей, захотелось выяснить, почему люди переживают столько разных страданий и никак не могут сделать правильный выбор, хотя, на первый взгляд, это так просто.

   После школы дальнейшее образование планировалось в области биологии или, в крайнем случае, медицины. Получилось же так, что именно медицина оказалась тем, что привнесло в его жизнь столько необходимого для открытия и познания совершенно иного мира.

   Закончив медицинский институт, он стал работать сначала врачом официальной медицины, а затем, серьёзно занявшись философией и медициной Древнего Востока, изучая религии и наследия древних культур, посвятил себя природной медицине или, как её называли «нетрадиционной».  Изучение причин болезни не остановилось на вопросах регулирования жизненной энергии и восстановления её баланса. Необходимо было идти ещё дальше, тем более, что личный опыт в борьбе с собственными расстройствами здоровья побуждал к этому. Многочисленные наблюдения и анализ происходящих событий привели к выводу, что человек,  формируя определённый тип сознания, не только может разрушать и восстанавливать своё здоровье, но также моделировать события жизни и свою судьбу в целом. Человек есть генератор и преобразователь энергии-материи иного уровня, чем тот, который мы привыкли воспринимать. Незнание или неприятие этого может привести человека к ещё более пагубным последствиям, чем мы видим сегодня. Размышления об этом и о путях, которые помогают прийти к прозрению и осознанию необходимости следовать изначальной правильности окружающего мира и природы человека, привели к созданию данной книги.

 

  







Категория: Проза | Добавил: diligans
Просмотров: 1127 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]