Где ж ты, мой добрый Волшебник...
08.07.2011, 12:25


Где ж ты, мой добрый Волшебник...


   Расставаться с
чем-то или с кем-то дорогим всегда тяжело, даже если утешаешь себя тем, что они
останутся  в памяти.

Воспоминания – не панацея. Светло от них становится на душе
и грустно.

И как-то по-иному видится след того, кто оставил Землю…

И уж абсолютным словоблудием оказываются рассуждения
о настоящей поэзии, о поэтах и непоэтах.

Что вы знаете  о настоящем,  господа?

Что вы вообще можете знать, кроме собственных, высосанных из
собственной же, пардон, худосочно-завистливой плоти, убогих постулатов, которые
кроме вас самих никому не нужны.

Умолкните!

Пускай звучит настоящая поэзия – ибо – только она имеет
право голоса.

Всегда, независимо от времени и власти, от канонов и правил.

Слушают и слышат её люди:  родители,
дети, внуки, – обычные люди, а не возомнившие себя и о себе.

Время течёт, люди приходят и уходят, а поэзия остаётся.

Песни, которые поют люди, тоже относятся к поэзии.

Я не о той имитации звука, музыки и текста, которая нынче
именуется  – проект и в целом ничего из
себя не представляет.

Я о тех песнях, которые 
не попадают под жуткое определение «хит».

И слава Б-гу...

Зато они попадают в сердца слушателей, чтобы остаться там
навсегда.
Написаны и спеты они Волшебником. И секрет волшебства его – в любви к людям, в
добром сердце, в душе.
Одно плохо,  добрые Волшебники, они –  как и люди
  смертны, и тоже...  уходят.
Юрий Алексеевич Кукин –  Поэт, музыкант,
бард – добрый Волшебник ушёл сегодня от нас...
Светлая память ему.





А я еду за туманом… 

Понимаешь, это странно, очень странно,
Но такой уж я законченный чудак:
Я гоняюсь за туманом, за туманом,
И с собою мне не справиться никак.
 
Припев:
Люди сосланы делами, люди едут за деньгами,
Убегают от обиды, от тоски...
А я еду, а я еду за мечтами,    
За туманом и за запахом тайги.  
 
Понимаешь, это просто, очень просто
Для того, кто хоть однажды уходил.
Ты представь, что это остро, очень остро:
Горы, солнце, пихты, песни и дожди.
 
Припев:
И пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы:
Память, грусть, невозвращённые долги...
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги.
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги. 
 
В конце концов 
В конце концов, плевать на это,
Не так уж, в общем, тяжело.
Пока тепла твоя планета,
Смириться время не пришло.
Ты от судьбы не жди подарков,
Жить и творить - не пустяки.
И вечно кто-то сердце Данко
Стремится вырвать из руки.
 
А кто-то вдруг протянет руку
И скажет нужные слова.
Один все время ищет друга,
Другой стремится убивать.
Не верят и дают советы,
Внушают: "Истина во мне!"
Тебе ж дано идти по свету,
Искать и видеть львов во сне.
 
Любить покой не так уж глупо -
Покой земли, покой квартир.
Всего два метра нужно трупу,
Живому нужен целый мир.
Люби покой, люби движенье,
Люби других, люби себя.
Еще не кончены сраженья,
И трубы всё ещё трубят!
 
А разнесёт нас встречным ветром -
У всех две точки, если по прямой.
В конце концов, плевать на это,
Тебе - в легенду, мне - домой.
  
Весенняя песня
 Я уверен, не лгут мне цветы на снегу,
Солнце ночью, шедевр в кладовой...
Только я убегу, больше я не могу,
Дайте мне подышать синевой!
Только я убегу, больше я не могу,
Дайте мне подышать синевой!
 
Вечной шпагой Дюма я проткну все дома
И подброшу их над головой,
И сумею поймать, ничего не сломать, -    
Дайте лишь подышать синевой!                 
 
Я увидел "Летучий Голландец" в ночи,
Пса бродячего тягостен вой,
Птица в комнате крыльями в стекла стучит...   
Дайте мне подышать синевой!                   
 
Гойтисоло и Белль, и сомненья, и боль
Недосказанной лягут главой.
Пусть они подождут - я вернусь, я приду.      
Дайте мне подышать синевой!                   
 
Лягушонка на мокрой ладони держать
И беседовать с мудрой совой,
Слышать каждый свой шаг... И не надо мешать -
Дайте мне подышать синевой!
  
Где ж ты, мой добрый Волшебник?
                   Где ж ты, мой добрый волшебник?
Я до сих пор не летаю,
И невидимкой не стать мне,
И неразменных нет денег.
 
Лампу ты дал Алладину,
Хитрость - Ходже Насреддину.
Пусть не шагреневой кожи,
Но дай мне что-нибудь тоже.
 
Радости дай и печали,
Чтобы встречал и встречали,
Чтобы меня понимали
И чтобы всех понимал я:
 
Чем опечалена туча,
Радость какая у листьев,
Горд чем цветок, что все значит
И почему люди плачут.
 
Где ж ты, мой добрый волшебник?
Я до сих пор не летаю.
Видишь, стою на коленях,
Хоть сам придумал тебя я...
 
       Город
 Горы далёкие, горы туманные, горы,
И улетающий, и умирающий снег.
Если вы знаете - где-то есть город, город,
Если вы помните - он не для всех, не для всех.
        Странные люди заполнили весь этот город:
        Мысли у них поперёк и слова поперёк,
        И в разговорах они признают только споры,
        И никуда не выходит оттуда дорог.
 
Вместо домов у людей в этом городе небо,
Руки любимых у них вместо квартир.
Я никогда в этом городе не был, не был,
Я всё ищу и никак мне его не найти.
        Если им больно - не плачут они, а смеются,
        Если им весело - вина хорошие пьют.
        Женские волосы, женские волосы вьются,
        И неустроенность им заменит уют.
 
Я иногда проходил через этот город -
Мне бы увидеть, а я его не замечал.
И за молчанием или за разговором
Шёл я по городу, выйдя и не повстречав.
        Поездом - нет! Поездом мне не доехать.
        И самолётом, тем более, не долететь.
        Он задрожит миражом, он откликнется эхом.
        И я найду, я хочу, и мне надо хотеть.


 



             Гостиница 

Ах, гостиница моя, ах, гостиница!
На кровать присяду я - ты подвинешься,
Занавесишься ресниц занавескою...
Хоть на час тебе жених - ты невестою.
Занавесишься ресниц занавескою...
Я на час тебе жених - ты невестою.
 
Бабье лето, так и быть, не обидится,
Всех скорее позабыть, с кем не видимся.
Заиграла в жилах кровь коня троянского,     
Переводим мы любовь с итальянского.        
 
Наплывает слов туман, а в глазах укор,
Обязательный обман - умный разговор.
Сердце врет: "Люблю, люблю!" - на истерике, 
Невозможно кораблю без Америки.             
 
Ничего у нас с тобой не получится.
Как ты любишь голубой мукой мучиться!
Видишь, я стою босой перед вечностью,      
Так зачем косить косой - человечностью?   
 
Коридорные шаги - злой угрозою,
Было небо голубым - стало розовым...
А я на краешке сижу и не подвинулся...      
Ах, гостиница моя, ах, гостиница!   
  
 Дорожные размышления
        Где вы, близкие, где - чужие?
Вот уж сколько дней я вас не вижу.
В памяти моей, как пассажиры,
Едете: я - дальше, вы - ближе.
 
Всё, что с вами связано, так остро,
И добро приятней, зло - больнее...
Думать о других - как это просто,
Вот не думать - это посложнее...
 
Лучше буду думать про себя я:
Мол, и я похож на непохожих,
И других людей не замечаю,
И вообще, чихал я на прохожих,
 
Сам себе кажусь я выше ростом,
То грубей кажусь, а то нежнее...
Думать о себе - как это просто,
Вот не думать - это посложнее...
 
Это всё, наверно, нервы, нервы.
Я не первый думаю о счастье,
И вообще, я далеко не первый -
Первых слишком много. Слишком часто.
 
Красный свет - раздумья перекресток:
Правда может оказаться ложью,
Думать просто так - совсем не просто,
А не думать - просто невозможно...


 



   Мой маленький Гном



 Мой маленький Гном,

Поправь колпачок
И брось, не сердись, разожми кулачок.
Беги от людей,
Мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.
 
        Где по стенам вместо картин -
        Гирлянды ненужных слов,
        Где мозаикой стекол окон -
        Десятки волшебных снов,
        И книги, рожденные сотнею
        Сказочно умных голов:
        От Шарля Перро
        И до "Магизма основ"...
 
Мой маленький Гном, поправь колпачок,
Не топай ногой - потерял башмачок.
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.
 
        Где чай не в стаканах,
        А в чашечках чайных роз,
        Где веточки пихты - духи,
        А подарок - ответ на вопрос.
        Где много неслышного смеха
        И много невидимых слез...
        Где песни под звуки гитар
        Мотыльков и стрекоз...
 
Мой маленький Гном, поправь колпачок
И так не ругайся - получишь щелчок!
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.
 
        Нет-нет, я к тебе не пойду,
        Мой маленький Гном!
        Я стар, я устал,
        Да и двигаться стал я с трудом.
        Я знаю, твой год -
        Он всего от зари до зари...
        Мне тысяча лет,
        Потому лишь, что мне тридцать три.
 
Мой маленький Гном, поправь колпачок
И брось, не сердись, разожми кулачок.
Слезинки утри, надень башмачок
И косу привычно забрось за плечо.
  
      Поезд
 А в тайге по утрам туман -
Дым твоих сигарет.
Если хочешь сойти с ума,
Лучше способа нет.
Поезд, длинный смешной чудак,
Знак рисуя, твердит вопрос:
- Что же, что же не так, не так,
Что же не удалось?..
        А поезд, длинный смешной чудак,
        Изгибаясь, твердит вопрос:
        - Что же, что же не так, не так,
        Что же не удалось?..
 
Заблудилась моя печаль
Между пихт и берез,
И не действует по ночам
Расстоянья наркоз.
Расставаясь, шептал: "Пустяк,
Ведь не видишь же ты насквозь!
Просто что-то не так, не так,
Что-то не удалось".
 
        А поезд, длинный смешной чудак,
        Рад стараться, твердит вопрос:
        - Что же, что же не так, не так,
        Что же не удалось?..
 
Ариэлем хотел лететь -
Ни любви, ни забот.
Или в горы, как Алитет,
Уходить каждый год.
Вбей в колено тоску, кулак,
Удержи от ненужных слез.
Просто что-то не так, не так,
Что-то не удалось.
 
       Ах, поезд, длинный смешной чудак,
       Как замучил меня вопрос:
       Что же, что же не так, не так,
       Что же не удалось?..
  
      Романс
 Вы пришлите в красивом конверте
Теплых слов шелестящий шелк.
Ну а мне вы не верьте, не верьте -
Я такой - я взял и ушел.
Вы мне дороги тем, что рады,
И доверчивы, и нежны...
А я очень боюсь парада
Доказательств чьей-то вины.
 
Не хочу я бродить по свету,
А на месте сидеть не могу.
Вот иду и беседую с ветром -
Я ему никогда не лгу.
А себя я люблю не очень,
И других я не очень люблю...
Мне бы знать, о чем думают ночи
И что грезится кораблю.
 
И чем горы важней всех на свете,
(И что это совсем не беда) -
Есть красивые взрослые дети
И играют они в поезда.
И что берег - не место для встречи,
А скорее - начало пути,
И что прыгнувший в небо кузнечик -
Обязательно вниз прилетит.
 
И что радость бывает от боли,
И бывает от радости боль.
И что Кролик - всего только кролик,
А Король... Он и голый - Король.
Нахожу на дорогах подковы,
Заполняю собой города...
Человек из меня толковый
Не получится никогда...
 
Вы пришлите в красивом конверте
Теплых слов шелестящий шелк.
Ну а мне вы не верьте, не верьте,
Я такой - я взял и ушел...


  

        Сумерки



 Мне в жизнь пути весенние

Вплетаются, как ленточки -
Заботливо-рассеянной
Рукою в косу девочки.
Всё сумерки да сумерки,
Пора бы быть и вечеру.
Стою с дорожной сумкою
И говорю: "До встречи!" - вам.
 
Растерянно и ласково
Гляжу на зори дальние,
И хочется участвовать
В рассветов созидании.
А кто-то скажет с завистью,
Мол, ехал за туманами,
А сам, наверно, явится
С набитыми карманами.
 
И вот словами связан я,
Как крепкою верёвкою,
И все-то вам рассказывать
Становится неловко мне
О том, что я за сказкою,
За песней, за закатами,
За тем, чтоб перед ласкою
Я не был виноватым бы.
 
И впрямь пора заканчивать,
Да что-то вот не хочется.
И до сих пор заманчив мне
Призыв весны и осенью.
Все сумерки да сумерки,
Пора бы быть и вечеру...
Стою с дорожной сумкою
И говорю: "До встречи!" - вам.




P.S.

Юрий Алексеевич Кукин родился 17 июля 1932 года
в поселке Сясьстрой Ленинградской области, до 1973 года жил в
Петергофе. Жил и умер 7 июля 2011 года в Санкт-Петербурге.


Окончил с отличием Ленинградский институт физкультуры им. П. Ф.
Лесгафта в 1954 году. Работал тренером по фигурному катанию в детских
спортивных школах Петродворца, Ломоносова, Ленинграда.


Песни начал писать с 1948 года сначала для джаза, где играл на
барабане, потом – для институтских капустников. С 1963 года появились
песни, написанные в геологических экспедициях в Горную Шорию, на
Камчатку, Дальний Восток, Памир.


Лауреат конкурса туристской песни II Всесоюзного похода молодежи в Москве в 1966 году.


С 1968 года выступал от Ленконцерта, работал в ЦКБ "Меридиан"
инструктором физкультуры, с 1971 года работал в Ленинградской областной
филармонии, с 1979 года – в Ленконцерте, с 1988 года – в ленинградском
театре-студии "Бенефис".


Вышли два диска-гиганта на фирме "Мелодия" (1988, 1990), аудиокассеты, компакт-диск и две книги песен.

На этом сайте можно послушать и скачать песни Юрия Алексеевича Кукина

http://www.bards.ru/Kukin/index.htm

 























Категория: След в сердце... След на Земле. | Добавил: diligans
Просмотров: 2554 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]