Евгения Красноярова
12.03.2010, 18:58
                                            
                                                         ЕВГЕНИЯ  КРАСНОЯРОВА
 
    Её Слово тревожит и волнует, убаюкивает и зовёт, повергает в состояние полного отчаяния и... сердце ещё не болит, но уже щемит.
  И бросает то в жар, то в озноб, и завораживает, и отрезвляет горечью осознания происходящего с нами.
Её не так просто разглядеть - она не "по течению" и не "против" - у неё своё русло, свой Путь. Но если увидишь - взгляд уже не отвести...
Я не сразу расслышала её негромкий голос, а когда расслышала, - притихла, поражённая его силой...
На моей книжной полке живёт  её книга - я радуюсь ей - такие книги нужны нашему обезумевшему миру....
Кто она?
 Поэт, прозаик, драматург, член Южнорусского Союза Писателей, Королева Поэзиии -2008( "Болдинская осень в Одессе) Женя... Женечка... Евгения Красноярова.
http://www.stihi.ru/avtor/dead_loop_2
 "Серебряным монгольфьерам" чистого неба и дальнего полёта...



Ночь. Я пишу на холсте – иных.
Трепетны руки и лики их.
Синие тоги. Маренго глаз.
Четверо – в профиль. Один – анфас.

Пальцы паучьи – перстнями ниц –
Тянут из воздуха бусы лиц,
Низы аорт, вереницы душ…
Уже и уже пространства уж,

Чётче и чётче косые скул,
Губы на выдохе входят в «у»,
И по пергаменту впалых щёк
Бледной искрой пробегает ток.

Над головами – лиловый дым:
Кровь, кислород и петля – иным,
Что из серебряных с алым пут
Новую жизнь неустанно ткут.

            ***

      Русские ангелы

Светлые духом будут стоять – как сосны,
Даже в раю из пластика и акрила.
Даже в краю, который чума накрыла,
Будут – как Солнце.

В этих таёжных дебрях чужих историй,
В этих алмазных копях многоэтажек,
В этих печах – скитуют льняные стражи
Белого моря.

Денно волшбят серебристыми голосами –
При ветре любом слышен напев их вольный.
Их видно в толпе по хлебным карманам, полным
Разными чудесами…

Сердцами лазоревы, пепельны волосами –
Вяхири наших посадов, побитых градом.
Им ничего, ничего для себя не надо
Под небесами.

В этих картонных углах, на бетонных пашнях,
В воздухе, сгнившем от пагуб и пустословий,
Молят они хозяев своих гнездовий
За – нас, за – наше…

             ***

Северным морем во мне поёт
Имя серебряное твоё
Хрупкое, словно зари стеклянец,
Имя – этрусского ветра танец,
Трепетный выдох весны – свирель
Неба, расписанного под гжель,
Ломких берёзовых пальцев веер…
Нет созвучия мне роднее.
Нет меры в любви верней,
Чем септаккорды твоих кудрей.

Вторя стиху, осторожно пью
Нежность лазоревую твою,
Нервное счастье держа в руке –
Быть завитком на твоём виске…

        ***
                                       С.Г.

Я тебе никогда не дарила колец –
Оттого, что ты мне – не рука, а птенец

Той зари, из которой рождается Дух,
Восстающий на всех, кто прокис и протух,

Тех – ловивших тебя, тех – терзавших тебя,
Лебедёнка из снежной страны лебедят.

Я тебе не дарила на шею – цепей
Оттого, что растёшь – вожаком лебедей,

И когда ты молчишь, и когда ты поёшь,
Ты хорош – так лишь ангел бывает хорош…

И не нужно тебе ни цепей, ни колец.
Пусть икарово солнце возносит венец

Над высоким и чистым, как неба отлив,
Лбом поэта, который – бессмертием – жив.

            ***


Всё, что осталось от Родины мне -
Вечный бронхит с бесполезной тоской.
Редко, так редко и только во сне
Я на часок возвращаюсь домой.

Сопок заснеженных белые стены,
Байка позёмки, полотна метели,
Что же вы не разгадали подмены,
Что ж вы меня удержать не сумели?

И по ночам арестанты-прибои
Шёпотом, древним, как самое жизнь,
Из-подо льдов призывают нестройно -
Слышишь? Вернись... Хоть на час, но вернись.

                ***

Смеркается – с утра. Под пальцами катальп
сплетается туман в рулоны силуэтов.
По пасынкам зимы, по выкормышам лета
декабрь-канонир дает последний залп.

Затертою полой не ветер, так – вахлак,
смахнет меня в кювет. Малевич оживает
в зиянии двора, в распялине сарая,
в базальтовом хвосте дворового кота…

Сфумато режет глаз. Невидимый шаман
в вороний бубен бьет, и мнится – снег, Саяны…
Туманом дышит мрак. Сейчас и постоянно,
отныне и вовек – туман, туман, туман…

                ***


В моих жилах течёт животворная смесь
Коньяка, никотина, октябрьской ночи
И чего-то такого, что очень не прочно,
Но чего-то такого, что было и есть.

И вплетается в волосы свет фонарей,
И молчит, будто сфинкс, жёлтый глаз светофора,
И поёт о своём рыбаке Лорелей
Под чужим обветшавшим забором.

Карта жизни морщинами вбита в лицо,
Ностальгия изъела нутро кислотою.
Там - снега, здесь же осень всегда золотою
Является девой и острым - словцо.

И трамвая последнего жалобный лязг
Пролетит и погибнет на чьей-то конечной.
Город спит, он устал от разборок и дрязг
И мечтает забыться навечно.

Я ловлю свою тень и живу в её мгле,
Потому что, как боли, мне некуда деться.
Я могу только в раны и в шрамы одеться
И с ветрами бродить по пропащей земле.

В моих жилах течёт животворная смесь
Из чего-то такого, что было и есть.

              ***
Над камнем древнеримским колышется тимьян –
Здесь время, загрубев, застыло вне приличий.
Спасётся и погибнет святой Себастиан,
Аттила бросит клич и захлебнётся кличем,

И будут гипподромы властителей и вражд,
И в пурпуре чума, и лепра с колокольцем…
… И юный лжепророк, и отравитель-паж,
И грязные стада старух и богомольцев…

Как ветер по траве, как вешняя вода –
Меняющие лишь названия и лица,
Они  проходят здесь. Они спешат туда,
Где мрак небытия надорван летописцем.

Колышется тимьян. Всесилие и власть
Обещаны тому, кто нерушим и вечен…
Проходят времена, но камню – не пропасть.
И ты на камне том – печать. Поэт. Предтеча.

                  ***

Ни коня своего, ни дома.
Всё – цыганщина, всё – шатёр!
Нежит дно твоего парома,
жжёт – свободы моей простор…

Что мне лестницы, что мне стены?
Смелет всё вечеров печаль.
Что мне, друг, от твоей измены,
если прошлого нам не жаль?

Бесконечно и бескорыстно
прочь – пешком, если нет коня!
Ты по мне не справлял ли тризны,
каждый день – хороня меня?

Не невидима, но – свободна.
Пой, цыганка, погромче пой,
чтоб гадалось по путеводной,
по звезде моей ледяной!

Милый, слышишь, уже не надо
мне ни глаз твоих, ни руки –
я сменяла свои награды
на чугунные башмаки…

Что мне башни, мосты, заборы?
Что мне зАмки – замкИ одни!
Я в свои ухожу соборы –
в небом звонкие дали-дни.

               ***















Категория: Поэзия. Том I. | Добавил: diligans
Просмотров: 796 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]